Риски | Интервью
16 мин.
«В мире запрос на ESG идет от общества. В России — это запрос сверху»

А. Тынкован об ответственности бизнеса

27.10.2021 Устойчивое развитие

Александр Тынкован

Основатель сети «М.Видео», член совета директоров Группы
«М.Видео — Эльдорадо»

Александр Тынкован

Александр Тынкован, создатель «М.Видео», много лет продвигает идеи ответственного бизнеса, занимается меценатством, поддерживает ряд благотворительных фондов и социокультурных инициатив. Олегу Гощанскому, управляющему партнеру КПМГ, было особенно интересно пообщаться с Александром и узнать, как он относится к набирающему популярность тренду на ESG, что, на его взгляд, включает в себя это понятие и почему российское общество в большинстве своем пока не готово к тому, чтобы интегрировать эти принципы в свою повседневную жизнь.

Александр, три магических буквыESG в последнее время захватили всю планету. Что является первопричиной такого внимания к этой повестке, на ваш взгляд?

Я думаю, что предпосылок здесь несколько. Основная — в том, что бизнес становится очень крупным. В каждом сегменте появились ярко выраженные лидеры, а когда люди управляют уже действительно большими организациями, возникает немножко другое сознание. Это становится естественным — быть ответственным. Поэтому это закономерный процесс, что так оно происходит.

С моей точки зрения, в России и в мире к этой деятельности приводит очень разная мотивация. В развитых странах запрос на ESG идет со стороны общества, то есть снизу. Общество находится на той стадии развития, когда для человека важно, каким воздухом он дышит, что его окружает, какое качество жизни он формирует для своих детей. Эта тема встает на повестке у потребителей, и с их стороны начинается достаточно широкое движение и запрос к бизнесу.

У нас же запрос идет сверху. Причем в основном со стороны публичных компаний, которые вышли на западные рынки привлекать финансирование. Как вы знаете, ряд скандинавских фондов вообще перестал инвестировать в бизнес, который не проработал или не занимается темой ESG. То есть это вопрос доступа к инвесторам. Также есть запрос со стороны правительства России, потому что проблемы с экологией, очевидно, существуют — один мусорный кризис чего только стоит. Но опять — это история про запрос сверху. Это не плохо и не хорошо. Это просто по-другому. Тем не менее, неважно, откуда у тебя запрос, сама тема очень достойная и очень правильная. Я рад, что компании в России к этому пришли — пусть и своим путем.

Ряд скандинавских фондов вообще перестал инвестировать в бизнес, который не занимается темой ESG.

Александр, три магических буквыESG в последнее время захватили всю планету. Что является первопричиной такого внимания к этой повестке, на ваш взгляд?

Я думаю, что предпосылок здесь несколько. Основная — в том, что бизнес становится очень крупным. В каждом сегменте появились ярко выраженные лидеры, а когда люди управляют уже действительно большими организациями, возникает немножко другое сознание. Это становится естественным — быть ответственным. Поэтому это закономерный процесс, что так оно происходит.

С моей точки зрения, в России и в мире к этой деятельности приводит очень разная мотивация.

В развитых странах запрос на ESG идет со стороны общества, то есть снизу. Общество находится на той стадии развития, когда для человека важно, каким воздухом он дышит, что его окружает, какое качество жизни он формирует для своих детей. Эта тема встает на повестке у потребителей, и с их стороны начинается достаточно широкое движение и запрос к бизнесу.

У нас же запрос идет сверху. Причем в основном со стороны публичных компаний, которые вышли на западные рынки привлекать финансирование.

Как вы знаете, ряд скандинавских фондов вообще перестал инвестировать в бизнес, который не проработал или не занимается темой ESG. То есть это вопрос доступа к инвесторам.

Также есть запрос со стороны правительства России, потому что проблемы с экологией, очевидно, существуют — один мусорный кризис чего только стоит. Но опять — это история про запрос сверху. Это не плохо и не хорошо. Это просто по-другому. Тем не менее, неважно, откуда у тебя запрос, сама тема очень достойная и очень правильная. Я рад, что компании в России к этому пришли — пусть и своим путем.

Соглашусь с вами. В Западной Европе, в Северной Америке часто можно увидеть людей в магазине, которые очень внимательно изучают, из чего сделана упаковка товара, как ее потом утилизировать. В России пока этого нет. Может быть, это какая-то культурологическая история? Россия — огромная страна, богатая ресурсами. А чем больше страна, чем она богаче, тем тяжелее заставить людей быть более рачительными в использовании того, что их окружает. На ваш взгляд, надо ли что-то делать в этом направлении? Или это эволюция, и вот это движение, давление снизу не нужно специально формировать?

Очень хороший вопрос. Точно говорю, что надо. И вы правы, этот момент есть: когда большая страна, когда много ресурсов, очень трудно быть рачительным. У тебя всего достаточно.

Но здесь есть и другой аспект, который не менее важен, — у нас население в большинстве своем не является очень обеспеченным. И в последние годы ситуация только ухудшается. А формула очень простая: бытие определяет сознание. 

Когда большая страна, когда много ресурсов, очень трудно быть рачительным. У тебя всего достаточно.

Соглашусь с вами. В Западной Европе, в Северной Америке часто можно увидеть людей в магазине, которые очень внимательно изучают, из чего сделана упаковка товара, как ее потом утилизировать. В России пока этого нет. Может быть, это какая-то культурологическая история? Россия — огромная страна, богатая ресурсами. А чем больше страна, чем она богаче, тем тяжелее заставить людей быть более рачительными в использовании того, что их окружает. На ваш взгляд, надо ли что-то делать в этом направлении? Или это эволюция, и вот это движение, давление снизу не нужно специально формировать?

Очень хороший вопрос. Точно говорю, что надо. И вы правы, этот момент есть: когда большая страна, когда много ресурсов, очень трудно быть рачительным. У тебя всего достаточно.

Но здесь есть и другой аспект, который не менее важен, — у нас население в большинстве своем не является очень обеспеченным. И в последние годы ситуация только ухудшается. А формула очень простая: бытие определяет сознание. 

Когда у тебя задача — выжить, накормить детей, одеть их, обеспечить им образование и какую-то медицину, тебе точно не до сортировки мусора или рассматривания упаковки. То есть общество из-за этого пока не дошло до такого уровня, чтобы появился тот самый запрос снизу. Это объективная реальность. Не потому, что, например, россияне более безответственные. Просто у них повестка другая. Упаковка — это, конечно, важно, да. Но это завтра.

Тем не менее, есть достаточно большой процент сознательных людей, которые, даже несмотря на свое финансовое положение, обращают больше внимания на эти вопросы. Молодежь — очень. Они стараются чуть меньше потреблять и в принципе интересуются этой повесткой.

Конечно, у больших компаний, особенно в потребительском секторе, должна быть эта задача — обучать покупателя: рассказывайте, показывайте, что есть такая возможность, вовлекайте. Да, это, может быть, не даст какую-то ключевую дифференциацию от других — ее скорее даст более широкий ассортимент, более доступные цены, более быстрый сервис по доставке. Но вот эта история, что ты ответственный, ты больше думаешь о последствиях своей деятельности, несомненно, добавляет правильную черту в бизнес-модель. И я, конечно, поддерживаю все усилия, которые крупные компании делают в этом направлении.

Задача больших компаний — обучать покупателя: рассказывайте, показывайте, что есть такая возможность, вовлекайте.

Тем не менее, есть достаточно большой процент сознательных людей, которые, даже несмотря на свое финансовое положение, обращают больше внимания на эти вопросы. Молодежь — очень. Они стараются чуть меньше потреблять и в принципе интересуются этой повесткой.

Конечно, у больших компаний, особенно в потребительском секторе, должна быть эта задача — обучать покупателя: рассказывайте, показывайте, что есть такая возможность, вовлекайте.

Да, это, может быть, не даст какую-то ключевую дифференциацию от других — ее скорее даст более широкий ассортимент, более доступные цены, более быстрый сервис по доставке. Но вот эта история, что ты ответственный, ты больше думаешь о последствиях своей деятельности, несомненно, добавляет правильную черту в бизнес-модель. И я, конечно, поддерживаю все усилия, которые крупные компании делают в этом направлении.

Очевидно, что сегодня основной стимул для больших компаний — это доступ к финансированию. Но если он будет единственным, то фокус у бизнеса будет скорее на комплаенс, на PR, GR. Как сделать так, чтобы ESG становилось частью именно бизнес-модели?

Да, очень важно, чтобы ESG не превратилось в некую такую формальную историю.

Да, «зеленый» камуфляж. Только для того, чтобы деньги привлечь.

«Зеленый» камуфляж — очень верное определение. И такая опасность есть. Это самый простой вариант, как вы сказали,  перенастроить PR, GR, сделать презентации, создать необходимые комитеты, принять какие-то программы, а там пусть идет, как идет.

Очевидно, что сегодня основной стимул для больших компаний — это доступ к финансированию. Но если он будет единственным, то фокус у бизнеса будет скорее на комплаенс, на PR, GR. Как сделать так, чтобы ESG становилось частью именно бизнес-модели?

Да, очень важно, чтобы ESG не превратилось в некую такую формальную историю.

Да, «зеленый» камуфляж. Только для того, чтобы деньги привлечь.

«Зеленый» камуфляж — очень верное определение. И такая опасность есть. Это самый простой вариант, как вы сказали,  перенастроить PR, GR, сделать презентации, создать необходимые комитеты, принять какие-то программы, а там пусть идет, как идет.

Мне кажется, что важны две вещи. Первая — эту тему нужно поднимать как можно выше, на уровень советов директоров, на уровень топ-повестки. Потому что всегда кто-то предложит: «Давайте сделаем комитет по ESG?». А ему скажут: «Да нет, зачем? Давайте лучше в рамках стратегии впишем это последним пунктиком после всех больших и великих дел». И так оно и остается этим пунктиком. А вторая важная вещь — эту тему необходимо делать массовой, вовлекать как можно большее количество людей, чтобы каждый продавец в компании стал носителем этой идеологии.

Ну и плюс, я надеюсь на сознательность крупного бизнеса, советов директоров и менеджмента, который им управляет. Конечно, важно понимать, что они отвечают перед акционерами за финансовые показатели, они отвечают за возможность генерировать дивиденды в достаточном количестве. Если расходы на ESG будут очень существенными и будут негативно влиять на данные показатели, на это никто не пойдет. Но зачастую реализация повестки ESG не требует огромных инвестиций. Я, конечно, говорю про потребительские сектора, не добычные. Даже небольшие усилия тут приносят очень хороший результат.

Зачастую в потребительских секторах реализация повестки ESG не требует огромных инвестиций. Даже небольшие усилия тут приносят очень хороший результат.

Мне кажется, что важны две вещи. Первая — эту тему нужно поднимать как можно выше, на уровень советов директоров, на уровень топ-повестки. Потому что всегда кто-то предложит: «Давайте сделаем комитет по ESG?». А ему скажут: «Да нет, зачем? Давайте лучше в рамках стратегии впишем это последним пунктиком после всех больших и великих дел». И так оно и остается этим пунктиком. А вторая важная вещь — эту тему необходимо делать массовой, вовлекать как можно большее количество людей, чтобы каждый продавец в компании стал носителем этой идеологии.

Ну и плюс, я надеюсь на сознательность крупного бизнеса, советов директоров и менеджмента, который им управляет.

Конечно, важно понимать, что они отвечают перед акционерами за финансовые показатели, они отвечают за возможность генерировать дивиденды в достаточном количестве. Если расходы на ESG будут очень существенными и будут негативно влиять на данные показатели, на это никто не пойдет.

Но зачастую реализация повестки ESG не требует огромных инвестиций. Я, конечно, говорю про потребительские сектора, не добычные.

Даже небольшие усилия тут приносят очень хороший результат.

Можете привести конкретные примеры из вашего опыта в «М.Видео»? Вы же были одними из первых в России, кто начинал развивать эту тему.

Как вы знаете, девиз «М.Видео» «Нам не все равно». Когда мы его сформулировали, мы и букв-то не знали таких ESG. Но да, мы всегда были ответственной компанией. И этот девиз не только про неравнодушное отношение к покупателям. Мы считали, что нельзя быть неравнодушным в чем-то в одном: вот тут ты неравнодушен и делаешь много хорошего, а все остальное — трава не расти. Так не бывает. Это была комплексная история: мы внимательны к нашим покупателям и так же внимательны к потребностям наших сотрудников, к проблемам окружающего нас мира и т.д.

Девиз «М.Видео» «Нам не все равно». Когда мы его сформулировали, мы и букв-то не знали таких ESG. Но мы всегда были ответственной компанией.

Можете привести конкретные примеры из вашего опыта в «М.Видео»? Вы же были одними из первых в России, кто начинал развивать эту тему.

Как вы знаете, девиз «М.Видео» «Нам не все равно». Когда мы его сформулировали, мы и букв-то не знали таких ESG. Но да, мы всегда были ответственной компанией. И этот девиз не только про неравнодушное отношение к покупателям.

Мы считали, что нельзя быть неравнодушным в чем-то в одном: вот тут ты неравнодушен и делаешь много хорошего, а все остальное — трава не расти. Так не бывает.

Это была комплексная история: мы внимательны к нашим покупателям и так же внимательны к потребностям наших сотрудников, к проблемам окружающего нас мира и т.д.

Приведу пример. Больше 10 лет назад мы полностью перешли на бумажные пакеты. Сейчас бы это назвали ESG-инициативой. В некоторых странах сегодня уже даже есть уголовная ответственность за использование пластиковых пакетов, как вы знаете. И второе — мы сделали пакеты платными. Они стоили 5 или 10 рублей, в зависимости от размера. Это, по сути, ниже себестоимости. Почему ввели платность? Потому что любая плата автоматом вызывает ответственное потребление: человек уже не будет хватать с кассы 3–4–5 пакетов просто так. Кроме того, все деньги от продажи пакетов мы направляли в фонд восстановления лесов, в один из заповедников.

Вы не представляете, какую волну негатива мы получили: «Ну вы вообще! Я вам плачу 30 тысяч рублей за какое-то устройство, а вы еще с меня берете 5 рублей за пакет!». Мы были готовы к этому, как могли старались гасить самые яркие всплески. Например, у нас каждый директор магазина получал 10 бесплатных пакетов в день. Он мог их на свое усмотрение давать бесплатно, если дело было совсем плохо.

В общем, мы получили волну хейта, как сейчас говорят. Но мы все это перетерпели, и покупатели привыкли. Сегодня это принятая практика во многих магазинах. Почему я привожу этот пример? Он о том, что такие истории можно и нужно постепенно развивать, и они стоят не так уж дорого. И очень важно, что мы туда вовлекли весь наш персонал, потому что эти же сотрудники потом действуют более ответственно у себя в быту и могут быть популяризаторами этой идеи среди своих знакомых. Да и с точки зрения лояльности к работодателю это работает, особенно для молодых людей.

Больше 10 лет назад мы перешли на бумажные пакеты и сделали их платными. Не представляете, какую волну негатива мы тогда получили!

Вы не представляете, какую волну негатива мы получили: «Ну вы вообще! Я вам плачу 30 тысяч рублей за какое-то устройство, а вы еще с меня берете 5 рублей за пакет!».

Мы были готовы к этому, как могли старались гасить самые яркие всплески. Например, у нас каждый директор магазина получал 10 бесплатных пакетов в день. Он мог их на свое усмотрение давать бесплатно, если дело было совсем плохо.

В общем, мы получили волну хейта, как сейчас говорят. Но мы все это перетерпели, и покупатели привыкли. Сегодня это принятая практика во многих магазинах.

Почему я привожу этот пример? Он о том, что такие истории можно и нужно постепенно развивать, и они стоят не так уж дорого.

И очень важно, что мы туда вовлекли весь наш персонал, потому что эти же сотрудники потом действуют более ответственно у себя в быту и могут быть популяризаторами этой идеи среди своих знакомых. Да и с точки зрения лояльности к работодателю это работает, особенно для молодых людей.

Мы очень профессионально уже несколько лет занимаемся утилизацией: собираем технику, находим технические решения, каким образом отдать ее в переработку, а не просто на разбор ценных металлов. Батарейки собираем вместе с производителями батареек. И многие эти вещи мы запустили еще до того, как тема ESG стала популярной.

В свое время я был одним из организаторов Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ). И предлагал, чтобы не каждая компания по отдельности делала что-то хорошее, а чтобы эти знания были всегда на общей площадке. Например, была идея сделать централизованную закупку пакетов. Когда ты начинаешь делать общую закупку, она, во-первых, становится более эффективной, а во-вторых, это шаг в пользу ответственного потребления. Я вообще считаю, что какие-то вещи, которые можно делать в партнерстве или совместно, очень ценны именно тем, что мы вовлекаем туда больше людей, и эта повестка начинает быстрее развиваться. Одна компания что-то придумала, все компании это взяли — такой постоянный механизм обогащения. Это очень важно для отрасли.

У топов пока не сформирован запрос — хочу работать только в ESG-ответственной компании. Дело не в том, что они какие-то не ответственные. Просто эта практика еще не сложилась.

Мы очень профессионально уже несколько лет занимаемся утилизацией: собираем технику, находим технические решения, каким образом отдать ее в переработку, а не просто на разбор ценных металлов. Батарейки собираем вместе с производителями батареек. И многие эти вещи мы запустили еще до того, как тема ESG стала популярной.

В свое время я был одним из организаторов Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ). И предлагал, чтобы не каждая компания по отдельности делала что-то хорошее, а чтобы эти знания были всегда на общей площадке. Например, была идея сделать централизованную закупку пакетов. Когда ты начинаешь делать общую закупку, она, во-первых, становится более эффективной, а во-вторых, это шаг в пользу ответственного потребления.

Я вообще считаю, что какие-то вещи, которые можно делать в партнерстве или совместно, очень ценны именно тем, что мы вовлекаем туда больше людей, и эта повестка начинает быстрее развиваться.

Одна компания что-то придумала, все компании это взяли — такой постоянный механизм обогащения. Это очень важно для отрасли.

Вы сказали, что ответственная позиция компании в теме ESG — это хорошая мотивация для сотрудников, для молодежи. А что насчет топ-менеджмента? Насколько, вы считаете, для них этот вопрос является критерием привлекательности компании как работодателя?

Я считаю, что пока у топов не сформирован такой запрос: хочу работать только в ESG-ответственной компании. Дело не в том, что они какие-то не ответственные, а потому что эта практика еще не сложилась. Это только начинает появляться. Сейчас топы ищут больше ответственности, больше полномочий, чтобы их труд адекватно оплачивался рынком, то есть у них эта повестка, конечно, превалирует пока над тем, «зеленая» эта компания или нет.

В то же время я знал людей, которые работали в табачных гигантах или компаниях, производящих сладкие напитки. И в какой-то момент они говорили: «Я больше здесь работать не буду. Я понимаю, что я могу заработать много денег, но у меня есть дети, и я понял, что не хочу, чтобы они ели/пили то, что я произвожу».

Вот это я слышал, причем лет пять назад. Как я говорил, я твердо уверен, что бытие определяет сознание: когда люди дорастают до какого-то уровня, они начинают про это думать. Для топов эта тема постепенно становится ценностью. Например, я много раз убеждался, что они самые активные ответственные потребители. Ходят с многоразовыми сумками в магазины. Для них это нормальная практика, потому что они уже на том уровне, когда они к этому готовы.

Есть ли у вас KPI в компании — стать углеродно нейтральной к какому-то конкретному году?

В «М.Видео» это еще обсуждается и будет приниматься как какая-то конкретная цель, но мне, честно говоря, непривычно все это: 2030, 2035, 2040 год… В России любая цифра после 2024 года немножко условная. Важно этот флажок поставить, но он пока очень абстрактный. Я не говорю, что это неважно. Просто мне кажется, что есть много практических вещей, которые стоит сделать сегодня, сейчас или запланировать на ближайший год или два. И с точки зрения внимания важно туда ресурс направить. Кроме того, тут же важен не только практический результат, важно изменение сознания: и компаний, и менеджмента, и потребителей. Эта задача не менее важная, чем нулевой след. Я бы даже сказал, что она первична, и именно ее достижение станет катализатором для всех остальных шагов.

Я твердо уверен — бытие определяет сознание. Когда люди дорастают до какого-то уровня, они начинают думать по-другому.

Вот это я слышал, причем лет пять назад. Как я говорил, я твердо уверен, что бытие определяет сознание: когда люди дорастают до какого-то уровня, они начинают про это думать. Для топов эта тема постепенно становится ценностью.

Например, я много раз убеждался, что топы самые активные ответственные потребители.

Ходят с многоразовыми сумками в магазины. Для них это нормальная практика, потому что они уже на том уровне, когда они к этому готовы.

Есть ли у вас KPI в компании — стать углеродно нейтральной к какому-то конкретному году?

В «М.Видео» это еще обсуждается и будет приниматься как какая-то конкретная цель, но мне, честно говоря, непривычно все это: 2030, 2035, 2040 год… В России любая цифра после 2024 года немножко условная. Важно этот флажок поставить, но он пока очень абстрактный. Я не говорю, что это неважно. Просто мне кажется, что есть много практических вещей, которые стоит сделать сегодня, сейчас или запланировать на ближайший год или два. И с точки зрения внимания важно туда ресурс направить.

Кроме того, тут же важен не только практический результат, важно изменение сознания: и компаний, и менеджмента, и потребителей. Эта задача не менее важная, чем нулевой след.

Я бы даже сказал, что она первична, и именно ее достижение станет катализатором для всех остальных шагов.

Согласен с вами, что эти цифры кажутся далекими, а насущных дел много. Тем не менее, мы должны как-то думать о будущем. Каким вы видите «М.Видео» через, будем смелыми, 30, а то и 50 лет? Чем торгуют? С кем работают? У кого закупают?

В чем я точно уверен — «М.Видео-Эльдорадо» будет абсолютно цифровой компанией. Потому что останутся только цифровые компании. Я всегда говорю, что потребители сейчас полностью оцифровались, и все наши операции должны идти в той же логике. Мы уже сейчас находимся в смартфонах потребителей. Основные наши продажи идут только через эти устройства, даже на уровне магазинов. Мы называем это one retail. Мы все транзакции переводим именно туда, потому что потребление информации, бизнес, любые организационные вещи — всё в телефоне. Через 30 лет устройство будет у нас в голове. И даже не нужно будет ничего брать в руки, нужно будет просто про это подумать.

По поводу миссии — она как раз останется неизменной: мы будем теми, кто консолидирует продукцию разных производителей и удобным способом обеспечивает доступ к ней потребителей.

Сегодня всё — в телефоне. Через 30 лет устройство будет у нас в голове. И даже не нужно будет ничего брать в руки, нужно будет просто про это подумать.

Согласен с вами, что эти цифры кажутся далекими, а насущных дел много. Тем не менее, мы должны как-то думать о будущем. Каким вы видите «М.Видео» через, будем смелыми, 30, а то и 50 лет? Чем торгуют? С кем работают? У кого закупают?

В чем я точно уверен — «М.Видео-Эльдорадо» будет абсолютно цифровой компанией. Потому что останутся только цифровые компании. Я всегда говорю, что потребители сейчас полностью оцифровались, и все наши операции должны идти в той же логике. Мы уже сейчас находимся в смартфонах потребителей. Основные наши продажи идут только через эти устройства, даже на уровне магазинов. Мы называем это one retail. Мы все транзакции переводим именно туда, потому что потребление информации, бизнес, любые организационные вещи — всё в телефоне.

Через 30 лет устройство будет у нас в голове. И даже не нужно будет ничего брать в руки, нужно будет просто про это подумать.

По поводу миссии — она как раз останется неизменной: мы будем теми, кто консолидирует продукцию разных производителей и удобным способом обеспечивает доступ к ней потребителей.

«Наша задача — сделать экологичную жизнь доступной»

Интервью с Понтусом Эрнтеллом, генеральным директором и директором по устойчивому развитию ИКЕА в России

Время устойчивых: почему бизнес больше не может игнорировать ESG-повестку?

Что драйвит внимание рынков к этой теме? Рассказываем в обзоре KPMG Mustread

«Поменять процесс принятия решения и сделать его data-driven — это один из вызовов»

Интервью с финансовым директором и членом правления «М.Видео» Екатериной Соколовой

Хотел бы следующий вопрос задать — про благотворительность. Вы лично как Александр Тынкован активно занимаетесь меценатством, филантропией, по вашей инициативе, при «М.Видео» был создан фонд «Красивые дети в красивом мире», вы поддерживаете школу «Летово». Как вы считаете, эта деятельность должна быть публичной? Многие говорят: «Мое личное дело, чего тут пиариться». А с другой стороны, хороший пример заразителен и может показать людям, что бизнес тоже бывает с человеческим лицом. Потому что, чего греха таить, в России к бизнесменам отношение не очень позитивное, мягко говоря. И, может быть, как раз подсвечивая эти моменты, можно будет показывать людям, что бизнес — не только про прибыль, но и про такие важные социальные истории. Как вы для себя отвечаете на этот вопрос?

Я считаю, что пока в обществе нет запроса на благотворительность в том виде, в котором вы описываете. 

Отношение общества к бизнесу, учитывая тот уровень жизни, который сейчас есть у широкого слоя российского населения, не слишком позитивное. Как говорят? Или им повезло, или устроил кто-то, или оказались в нужное время в нужном месте, с нужными людьми договорились. Я уж не говорю про то, что просто украли. Это, знаете, не плохо и не хорошо. Это этап развития. Люди имеют право на свое мнение, тем более что оно не на пустом месте появилось. Точно не надо оправдываться, и точно благотворительность не должна быть тем инструментом, который позволяет обелить капиталы.

Моя позиция в отношении благотворительности делать это очень приватно или персонально. Я не хочу придавать широкой огласке проекты, которые я поддерживаю, потому что не вижу в этом смысла. Для широкой аудитории я все равно буду стоять в ряду тех, кого я перечислил ранее. И говорить: «Вы знаете, я другой, я просто открывал магазины, как и многие другие».

Но вы абсолютно правы, примеры очень важны. Когда появляются люди, которые находят для себя возможность делать это публично, я радуюсь. Пусть общество видит, что кто-то про это думает. Мошкович создал уникальнейший проект — школа «Летово». Конечно, такие истории должны быть целевой моделью для других, стимулом подумать и сделать что-то сопоставимое. Галицкий развил футбол, построил стадион — там много детей занимается. Люди же не задумываются, а он часть своей жизни посвятил этой истории. Много социальных проектов у Рубена Варданяна. Есть люди, которые делают большие яркие проекты публично. Но пока это нишевая история, и в широком сознании, я думаю, к ним отношение достаточно нейтральное. Массового одобрения они не вызывают.

Я остаюсь при своем мнении и считаю, что это мой частный вопрос, но при этом я считаю, что молодцы те, кто делает это по-другому, потому что это действительно важно.

Когда появляются люди, которые занимаются благотворительностью публично, я радуюсь. Пусть общество видит, что кто-то про это думает.

Моя позиция в отношении благотворительности делать это очень приватно или персонально. Я не хочу придавать широкой огласке проекты, которые я поддерживаю, потому что не вижу в этом смысла. Для широкой аудитории я все равно буду стоять в ряду тех, кого я перечислил ранее. И говорить: «Вы знаете, я другой, я просто открывал магазины, как и многие другие».

Но вы абсолютно правы, примеры очень важны.

Когда появляются люди, которые находят для себя возможность делать это публично, я радуюсь. Пусть общество видит, что кто-то про это думает.

Мошкович создал уникальнейший проект — школа «Летово». Конечно, такие истории должны быть целевой моделью для других, стимулом подумать и сделать что-то сопоставимое. Галицкий развил футбол, построил стадион — там много детей занимается. Люди же не задумываются, а он часть своей жизни посвятил этой истории. Много социальных проектов у Рубена Варданяна.

Есть люди, которые делают большие яркие проекты публично. Но пока это нишевая история. В широком сознании, я думаю, к ним отношение достаточно нейтральное. Массового одобрения они не вызывают.

Я остаюсь при своем мнении и считаю, что это мой частный вопрос, но при этом я считаю, что молодцы те, кто делает это по-другому, потому что это действительно важно.

Александр Тынкован

Основатель сети «М.Видео», член совета директоров Группы «М.Видео — Эльдорадо»

Александр Тынкован родился 14 июня 1967 года. В 1992 году с отличием окончил Московский энергетический институт.

Сразу после окончания института работал продавцом в магазине бытовой техники. В 1993 году открыл первый магазин и основал совместно с Павлом Бреевым и Михаилом Тынкованом сеть «Мир Видео». В дальнейшем она была переименована в «М.Видео». С момента основания в 1993 году и до 2016 года Александр занимал позицию генерального директора/CEO компании. С 2016 года — президент Группы «М.Видео — Эльдорадо». В 2021 году избран председателем совета директоров компании.

В 2016 году основал маркетплейс goods.ru, в настоящее время – «СберМегаМаркет».

С 2008 по 2015 гг. и с 2021 года по настоящее время – член наблюдательного совета X5 Retail Group. В дополнение к этому Александр занимает несколько должностей:

  • независимый член совета директоров Fix Price Group Ltd., российской сети магазинов формата «магазин фиксированных цен»;
  • независимый член совета директоров Holland & Barrett, крупнейшей розничной компании в Великобритании по продаже витаминов и продуктов для здорового образа жизни;
  • независимый член консультативного совета, eCom Advisory Board ПАО «Сбербанк» по вопросам развития бизнеса в области электронной коммерции: «СберМаркет», «СберМегаМаркет», «СберЛогистика» и др.

Также является председателем Попечительского совета школы «Летово», благотворительного проекта с индивидуальным образовательным треком для способных и мотивированных детей.








Подписаться на рассылку
Зарегистрируйтесь, если хотите получать наши материалы
  • Эксперт: Александр Тынкован

поделиться:

Вам может быть интересно
«Следующие 10–20 лет будут эрой растительного мяса»
Сергей Иванов о трендах в потреблении и производстве продуктов питания, а также о ESG-повестке в пищевой промышленности
«ESG будет влиять на конкурентоспособность всей российской экономики»
Александр Ведяхин о роли Сбербанка в достижении системных изменений на уровне страны
«Через 5 лет вообще не останется облигаций, которые не учитывают параметры ESG»
Павел Грачев о роли ESG-повестки в компании «Полюс», влиянии изменения климата на горнорудную отрасль и введении ТУР