Управление | Интервью
17 мин.
«Мы хотим, чтобы люди в городах чувствовали себя комфортнее»

ВЭБ: развитие городской экономики и поддержка креативных индустрий

22.12.2021 Государственное управление

Наталья Тимакова

Заместитель председателя — член правления ВЭБ.РФ

Наталья Тимакова

В 2018 году Наталья Тимакова ушла с государственной службы и стала заместителем председателя ВЭБ.РФ. В пресс-релизе госкорпорации сообщалось, что в рамках направления по развитию современной городской экономики она будет курировать социокультурные проекты и вопросы корпоративной социальной ответственности. После назначения в ВЭБ Тимакова ушла из публичного поля. Ее интервью и комментарии — редкость, поэтому партнеру КПМГ Елене Лазько было особенно интересно поговорить с ней о том, как ВЭБ работает в российских городах, зачем строит школы и что нужно сделать для поддержки креативных индустрий.

У ВЭБ.РФ интересная судьба. Когда-то это был просто банк, потом институт развития. Сейчас вы еще и управляете другими аналогичными организациями. А еще ВЭБ занимается развитием городской экономики. Как вы пришли к пониманию, что развитие городов — тоже часть повестки ВЭБа?

Хороший вопрос. Госкорпорация «ВЭБ.РФ» действительно прежде была известна по крупным инфраструктурным проектам или участию в знаковых для страны событиях — например, строительстве объектов сочинской Олимпиады. На самом деле, темой экономики городов ВЭБ занимается с 2018 года — после прихода Игоря Шувалова на пост председателя и обновления команды. Мы считаем, что фокус ВЭБа должен быть смещен чуть ближе к людям, а потому ближе к городам и городскому населению. Это очень естественное движение для институтов развития, потому что в нашей стране большинство людей проживает именно в городах. Насколько их удовлетворяет городская инфраструктура, медицина, образование, дороги, транспорт, ЖКХ — от всего этого зависит качество жизни.

Мы взяли курс на то, чтобы сделать городскую экономику одним из приоритетных направлений нашей деятельности. Не могу сказать, что все очень легко складывалось. Например, партнеров надо было приучить к тому, что мы теперь хотим заниматься этой темой, что у нас есть амбиции и знания. Но спустя, наверное, 2,5 года работы, могу сказать, что сегодня это активный вектор нашей работы. И мне кажется, что мы уверенно по нему движемся.

Мы считаем, что фокус ВЭБа должен быть смещен чуть ближе к людям, а потому ближе к городам и их населению.

У ВЭБ.РФ интересная судьба. Когда-то это был просто банк, потом институт развития. Сейчас вы еще и управляете другими аналогичными организациями. А еще ВЭБ занимается развитием городской экономики. Как вы пришли к пониманию, что развитие городов — тоже часть повестки ВЭБа?

Хороший вопрос. Госкорпорация «ВЭБ.РФ» действительно прежде была известна по крупным инфраструктурным проектам или участию в знаковых для страны событиях — например, строительстве объектов сочинской Олимпиады. На самом деле, темой экономики городов ВЭБ занимается с 2018 года — после прихода Игоря Шувалова на пост председателя и обновления команды.

Мы считаем, что фокус ВЭБа должен быть смещен чуть ближе к людям, а потому ближе к городам и городскому населению. Это очень естественное движение для институтов развития, потому что в нашей стране большинство людей проживает именно в городах.

Насколько их удовлетворяет городская инфраструктура, медицина, образование, дороги, транспорт, ЖКХ — от всего этого зависит качество жизни.

Мы взяли курс на то, чтобы сделать городскую экономику одним из приоритетных направлений нашей деятельности. Не могу сказать, что все очень легко складывалось. Например, партнеров надо было приучить к тому, что мы теперь хотим заниматься этой темой, что у нас есть амбиции и знания. Но спустя, наверное, 2,5 года работы, могу сказать, что сегодня это активный вектор нашей работы. И мне кажется, что мы уверенно по нему движемся.

Когда вы говорите о проектах в городской экономике, что это за проекты? Транспорт, малое и среднее предпринимательство, инфраструктура?

Это в каком-то смысле все, с чем сталкивается горожанин в повседневной жизни. То есть проекты самых разных направлений. У нас есть так называемое «Колесо городской экономики ВЭБа» с перечнем всех этих направлений. Начиная от инфраструктуры, развития транспортной системы, водоснабжения, переработки отходов, туризма, здравоохранения и до социокультурных проектов, которые мы помогаем реализовать городам и где эффект может быть не экономический, а другого плана. Мы хотим, чтобы люди в городах чувствовали себя комфортнее.

Напомню, что мы пока сконцентрированы на 100 крупных городах с населением свыше 100 тысяч человек, за исключением Москвы и Санкт-Петербурга. В этих городах проживает 33% населения нашей страны, и создается 44% ВВП. Это основа экономики, основа человеческих ресурсов. И, кстати, наше ограничение в 100 городов — это не навсегда, мы будем расширять список. Но пока важен фокус. Вопросами городского развития занимается большая команда. Есть комитет по городской экономике как управляющая структура. В сфере моей ответственности — социокультурное взаимодействие и большой проект по строительству школ. Мы занимаемся этим вместе с моим коллегой, зампредом ВЭБ.РФ Юрием Корсуном и руководителем специально созданной структуры «ПроШкола» Алисой Денисовой.

Главное условие любого проекта, который мы начинаем, — безубыточность, возвратность инвестиций. 

Напомню, что мы пока сконцентрированы на 100 крупных городах с населением свыше 100 тысяч человек, за исключением Москвы и Санкт-Петербурга. В этих городах проживает 33% населения нашей страны, и создается 44% ВВП. Это основа экономики, основа человеческих ресурсов.

И, кстати, наше ограничение в 100 городов — это не навсегда, мы будем расширять список. Но пока важен фокус.

Вопросами городского развития занимается большая команда. Есть комитет по городской экономике как управляющая структура. В сфере моей ответственности — социокультурное взаимодействие и большой проект по строительству школ. Мы занимаемся этим вместе с моим коллегой, зампредом ВЭБ.РФ Юрием Корсуном и руководителем специально созданной структуры «ПроШкола» Алисой Денисовой.

Расскажите про механику процесса. У вас есть идея, вы приходите к мэру, к инвестору, и запускается процесс, так? Вы в принципе ожидаете возврата с инвестиции?

Главное условие любого проекта, который мы начинаем, — безубыточность, возвратность инвестиций. Это относится и к проектам, связанным с городской экономикой. Мы применяем все инструменты поддержки, которые есть у ВЭБа как у института развития. Это и синдицированные кредиты, и взаимодействие с другими крупными банками-партнерами, и различные партнерские отношения с крупными компаниями, с которыми мы вместе реализуем проекты. Можно сказать, что ВЭБ собирает различные ресурсы для того, чтобы решить в городе ту или иную задачу. В том числе ВЭБ, конечно, участвует и своими ресурсами. Как это происходит? Мы много работаем с регионами и в общем неплохо знаем их запросы. Только недавно у нас прошла встреча с Комитетом по экономике Совета Федерации, где, в том числе, мы обсуждали именно присутствие в регионах.

Расскажите про механику процесса. У вас есть идея, вы приходите к мэру, к инвестору, и запускается процесс, так? Вы в принципе ожидаете возврата с инвестиции?

Главное условие любого проекта, который мы начинаем, — безубыточность, возвратность инвестиций. Это относится и к проектам, связанным с городской экономикой.

Мы применяем все инструменты поддержки, которые есть у ВЭБа как у института развития.

Это и синдицированные кредиты, и взаимодействие с другими крупными банками-партнерами, и различные партнерские отношения с крупными компаниями, с которыми мы вместе реализуем проекты. Можно сказать, что ВЭБ собирает различные ресурсы для того, чтобы решить в городе ту или иную задачу. В том числе ВЭБ, конечно, участвует и своими ресурсами. Как это происходит? Мы много работаем с регионами и в общем неплохо знаем их запросы. Только недавно у нас прошла встреча с Комитетом по экономике Совета Федерации, где, в том числе, мы обсуждали именно присутствие в регионах.

Мы сделали большую образовательную программу для мэров 100 городов. Там учились не только сами мэры, но и, как мы это называем, управленческие команды городов. От каждого города было по 5 человек.

Это инвестиционщики или строители?

Это мэр и главный архитектор города. Они были в каждой команде. А дальше на усмотрение города. Как правило, в командах были занимающиеся развитием городов вице-губернаторы, министры экономики или заместители мэров, которые занимаются экономикой. На базе Московской школы управления «Сколково» они полтора года проходили обучение по программе Master of Public Administration. В середине декабря вручение дипломов.

Мы применяем все инструменты поддержки, которые есть у ВЭБа как у института развития, чтобы решить в городе ту или иную задачу.

Мы сделали большую образовательную программу для мэров 100 городов.

Там учились не только сами мэры, но и, как мы это называем, управленческие команды городов. От каждого города было по 5 человек.

Это инвестиционщики или строители?

Это мэр и главный архитектор города. Они были в каждой команде. А дальше на усмотрение города. Как правило, в командах были занимающиеся развитием городов вице-губернаторы, министры экономики или заместители мэров, которые занимаются экономикой. На базе Московской школы управления «Сколково» они полтора года проходили обучение по программе Master of Public Administration. В середине декабря вручение дипломов.

Почему мы считаем это важным? Потому что прежде, чем начинать какие-то проекты, нужно, чтобы люди говорили на одном языке. И мы видим, какой запрос на это есть, в том числе, по другим нашим проектам. Региональным и муниципальным властям нужно научиться структурировать проекты, оформлять заявки, выходить с коммерческими предложениями. Потому что, что греха таить, городские проекты часто отсеиваются такими крупными структурами, как ВЭБ, просто потому, что нет компетенции даже правильно оформить заявку.

Я хочу напомнить, что президент в своем последнем послании Федеральному Собранию тоже сказал, что надо учить регионы, помогать им, а не закидывать непонятными формулировками и сложными словосочетаниями.

Программа обучения мэров помогла нам сформировать команды, с которыми мы планируем работать. На стадии обучения мы много с ними взаимодействовали. Выступали представители ВЭБа, рассказывали о тех направлениях, в которых хотим работать. Была и обратная связь. Мы получили запросы на проекты, которые сейчас прорабатываются в бизнес-блоке ВЭБа.

ВЭБ — самый крупный оператор в концессионных соглашениях на строительство школ в рамках программы Минпросвещения.

Я хочу напомнить, что президент в своем последнем послании Федеральному Собранию тоже сказал, что надо учить регионы, помогать им, а не закидывать непонятными формулировками и сложными словосочетаниями.

Программа обучения мэров помогла нам сформировать команды, с которыми мы планируем работать. На стадии обучения мы много с ними взаимодействовали. Выступали представители ВЭБа, рассказывали о тех направлениях, в которых хотим работать. Была и обратная связь. Мы получили запросы на проекты, которые сейчас прорабатываются в бизнес-блоке ВЭБа.

ВЭБ реализует проект по строительству школ. Расскажите, пожалуйста, в чем заключается роль госкорпорации и насколько это именно инвестиционный проект?

Расскажу с удовольствием, потому что это не только для ВЭБа, но и для всей страны новая история. По инициативе Министерства просвещения принята амбициозная программа строительства 1300 школ до 2025 года. Естественно, часть из них будет строиться обычным путем. То есть регионы будут строить школы на средства, выделенные из федерального бюджета. Но другая часть — и в этом большой эксперимент, потому что если он будет удачным, то, надеюсь, мы сможем распространить его на всю социальную сферу, — будет строиться по концессионным соглашениям. ВЭБ выступает как оператор, который вместе с партнерами реализует проекты. Наш самый крупный партнер — Сбербанк. Но ВЭБ — самый большой оператор. 

ВЭБ реализует проект по строительству школ. Расскажите, пожалуйста, в чем заключается роль госкорпорации и насколько это именно инвестиционный проект?

Расскажу с удовольствием, потому что это не только для ВЭБа, но и для всей страны новая история.

По инициативе Министерства просвещения принята амбициозная программа строительства 1300 школ до 2025 года.

Естественно, часть из них будет строиться обычным путем. То есть регионы будут строить школы на средства, выделенные из федерального бюджета. Но другая часть — и в этом большой эксперимент, потому что если он будет удачным, то, надеюсь, мы сможем распространить его на всю социальную сферу, — будет строиться по концессионным соглашениям.

ВЭБ выступает в этих концессиях как оператор, который вместе с партнерами реализует проекты.

Наш самый крупный партнер — Сбербанк. Но ВЭБ — самый большой оператор. 

Сейчас у нас отобрано 30 школ, а в итоге, думаем, их будет 150. Отбор идет по линии Министерства просвещения, но это будет ответственность именно ВЭБа, то есть, по сути, мы эти школы будем строить.

И вы потом операционно будете в управлении участвовать, когда все будет построено?

До какого-то момента да. Но потом будем, конечно, выходить. Эту модель нам еще предстоит отработать, потому что надо посмотреть, насколько комфортно будет регионам управлять самим. Может быть, они попросят нас вовлечься, или мы создадим какую-то управляющую компанию. Сейчас у нас есть структура под названием «ПроШкола», и ее главная задача — это заключение концессионных соглашений и сопровождение строительства и эксплуатации школ по концессии.

Это будут государственные или частные школы?

Безусловно, государственные.

А возврат инвестиций как будет осуществляться?

Он будет осуществляться за счет субсидий Минпросвещения. То есть в чем выгода региона? В том, что он получает длинные деньги. И для нас это, конечно, тоже вызов. Раньше ВЭБ не реализовывал социальные проекты такого масштаба, тем более речь идет о школах. Это очень амбициозная история.

Одна из важных для ВЭБа установок — не конкурировать, а кооперироваться с коммерческими банками, быть с ними партнерами.

И вы потом операционно будете в управлении участвовать, когда все будет построено?

До какого-то момента да. Но потом будем, конечно, выходить. Эту модель нам еще предстоит отработать, потому что надо посмотреть, насколько комфортно будет регионам управлять самим. Может быть, они попросят нас вовлечься, или мы создадим какую-то управляющую компанию. Сейчас у нас есть структура под названием «ПроШкола», и ее главная задача — это заключение концессионных соглашений и сопровождение строительства и эксплуатации школ по концессии.

Это будут государственные или частные школы?

Безусловно, государственные.

А возврат инвестиций как будет осуществляться?

Он будет осуществляться за счет субсидий Минпросвещения. То есть в чем выгода региона? В том, что он получает длинные деньги. И для нас это, конечно, тоже вызов.

Раньше ВЭБ не реализовывал социальные проекты такого масштаба, тем более речь идет о школах. Это очень амбициозная история.

Но не супермаржинальная?

Совсем не маржинальная. Но еще раз скажу, что мы руководствуемся нашим меморандумом о безубыточности. Это наша главная установка. К концу года будет подписано 30 концессионных соглашений с регионами. Это Бурятия, Белгородская область, Краснодарский край. Школы, кстати, самые разные по вместимости. Есть запросы на большие школы по 1800 человек. Это прямо фабрики знаний. А, например, в Бурятии, требуются школы на 250–300 человек.

Если говорить о частных инвестициях, то правильно ли я понимаю, что это в основном крупные банки?

Да. Собственно говоря, одна из важных для ВЭБа установок последнего времени — не конкурировать с коммерческими банками, а кооперироваться с ними, быть партнерами. Это происходит практически по всем проектам, а не только по школам. Например, если мы строим аэропорты, то нашим партнером может быть Сбербанк. Так, например, было в случае с «Шереметьево». Мы много работаем с «Газпромбанком», «Открытием», со всеми крупными коммерческими банками. Для нас важно создать максимально комфортные условия для заемщика и для реализации проектов.

Если говорить про цифры, то фактические инвестиции в городскую экономику по нашим проектам к 2024 году должны превысить триллион рублей. Сейчас у нас в портфеле 36 проектов общей стоимостью 1,6 триллиона рублей, и на каждый вложенный нами рубль приходится примерно 2,5 рубля частных инвестиций. Это та пропорция, которую мы стараемся соблюдать.

Есть у вас какие-то таргеты по привлечению иностранных инвестиций?

Планы есть, мы работаем над этим. Городская экономика, наверное, пока не так интересна иностранцам, хотя есть пример аэропорта в Хабаровске. Там нашими партнерами выступают японские инвесторы.

У правительства есть национальный проект «Жилье и комфортная городская среда» с похожими задачами, что и у ВЭБа. Вы каким-то образом вплетены в этот нацпроект или работаете параллельно?

У нас есть подразделение «ПроГород», которое занимается конкретно этим проектом. Например, это большой жилищный комплекс «Микрогород в лесу» в Подмосковье. Это амбициозный проект «Слава», который мы реализовываем в районе Белорусского вокзала в Москве.

Сейчас у нас в портфеле
36 проектов общей стоимостью

1.6

трлн рублей

Если говорить про цифры, то фактические инвестиции в городскую экономику по нашим проектам к 2024 году должны превысить триллион рублей.

Сейчас у нас в портфеле 36 проектов общей стоимостью 1,6 триллиона рублей, и на каждый вложенный нами рубль приходится примерно 2,5 рубля частных инвестиций.

Это та пропорция, которую мы стараемся соблюдать.

Есть у вас какие-то таргеты по привлечению иностранных инвестиций?

Планы есть, мы работаем над этим. Городская экономика, наверное, пока не так интересна иностранцам, хотя есть пример аэропорта в Хабаровске. Там нашими партнерами выступают японские инвесторы.

У правительства есть национальный проект «Жилье и комфортная городская среда» с похожими задачами, что и у ВЭБа. Вы каким-то образом вплетены в этот нацпроект или работаете параллельно?

У нас есть подразделение «ПроГород», которое занимается конкретно этим проектом. Например, это большой жилищный комплекс «Микрогород в лесу» в Подмосковье. Это амбициозный проект «Слава», который мы реализовываем в районе Белорусского вокзала в Москве.

Но в целом жилищное строительство — не главная повестка для ВЭБа. Когда мы говорим про городскую экономику, мы имеем в виду в большей степени инфраструктурные проекты. Например, общественный транспорт. Мы уже реализовали несколько транспортных проектов, один из первых был в Твери. В таких проектах отличные результаты не только с точки зрения организации транспортного движения, но и уменьшения количества дорожных аварий, травматизма по вине общественного транспорта.

Какого рода это проекты? Вы просто покупаете автобусы и отдаете городу? Или выстраиваете компанию, которая управляет транспортной системой?

Основная задача ВЭБа — помочь городу сформировать идеологию и программу модернизации системы общественного транспорта, подобрать финансовые инструменты, определить этапы цифровизации перевозок. Сама поставка транспорта может быть профинансирована одним из партнерских финансовых институтов, это более чем соответствует нашей роли организации развития.

Новую транспортную систему тоже создают наши партнеры, но мы участвуем на всех этапах — консультируем, даем экспертные заключения. Это в Москве мы уже забыли, что такое маршрутки. Забыли эти маленькие маршрутки, стоящие у остановок, и фразу «передайте за проезд». Мы уже не помним, что такое было, а для большинства городов это реальность. И в Твери — а это был один из первых городов, где мы начали работать, — теперь система транспорта такая же, как в Москве. Это большие светлые автобусы, новейшие разработки в транспортном обеспечении, удобные и прозрачные способы оплаты проезда. Как следствие, это увеличение налоговой базы для этих городов. Такая же история реализована в Новокузнецке и Перми.

На каждый вложенный нами рубль приходится примерно

2.5

рубля

частных инвестиций

Новую транспортную систему тоже создают наши партнеры, но мы участвуем на всех этапах — консультируем, даем экспертные заключения.

Это в Москве мы уже забыли, что такое маршрутки. Забыли эти маленькие маршрутки, стоящие у остановок, и фразу «передайте за проезд». Мы уже не помним, что такое было, а для большинства городов это реальность. И в Твери — а это был один из первых городов, где мы начали работать, — теперь система транспорта такая же, как в Москве. Это большие светлые автобусы, новейшие разработки в транспортном обеспечении, удобные и прозрачные способы оплаты проезда. Как следствие, это увеличение налоговой базы для этих городов. Такая же история реализована в Новокузнецке и Перми.

Сейчас есть уже и интересные проекты с электротранспортом, которые мы реализуем в Таганроге и Верхней Пышме. Они связаны с трамвайной системой. Вообще, за электротранспортом будущее, поэтому и реализуем совместно с правительством РФ программу по развитию электротранспорта.

И «зеленый» к тому же.

Да, я к этому вела. Теперь немаловажно, что это еще и «зеленый» транспорт. Поэтому, думаю, что запрос на такие проекты у нас тоже будет. Все это с учетом повестки ESG, которая теперь становится определяющей для многих проектов.

Кстати, про ESG. Это повестка сейчас суперпопулярна и в городском развитии. Вы обращаете дополнительное внимание на экологические и социальные аспекты в своей работе? Что вообще ESG-повестка значит для ВЭБа?

Безусловно, тема хайповая. И мы не только не в стороне от нее, а наоборот, очень рассчитываем на то, что ВЭБ будет лидером по многим направлениям. Мы, в частности, разработали российскую таксономию совместно с Министерством экономического развития и в целом выступаем методологическим центром по устойчивому финансированию в России. Безусловно, все наши проекты в области городской экономики мы тоже оцениваем с точки зрения их воздействия на окружающую среду, влияния на общество. Это, например, и вовлечение местных сообществ, и гендерное равенство. 

Мы, кстати, и внутри компании за этим очень следим, и надо признать, что у нас неплохие показатели: две женщины в составе правления. Не многие крупные российские компании могут этим похвастаться.

Мы много уделяем внимания образованию своих сотрудников и совсем недавно обсуждали, что, может быть, совместно со «Сколково» будем увеличивать количество программ, в том числе и для женского лидерства.

Вы привели несколько примеров российских городов, в которых есть успешные проекты. А если взглянуть на международный опыт, где есть реальные истории успеха?

Я прежде всего хотела бы сказать про Москву. Это для нас пример и бенчмарк по изменению городской среды. Мы много работаем с московскими коллегами именно по созданию проектов, которые можно тиражировать в других городах. У них накоплен огромный опыт, которым они охотно делятся, и спасибо им за это.

Но вы правы, что мы смотрим не только на наши города. Например, еще до пандемии делегация ВЭБа была в Шанхае, посещали корпорацию развития Шанхая. Большие города, такие как Москва, Шанхай, Лондон, Сингапур, конкурируют за человеческие ресурсы уже не внутри страны, а на мировом уровне. Пандемия немного эту конкуренцию приостановила, но ясно, что мобильность людей в современном мире очень высока. И города должны предлагать наилучшие варианты жизни. Но мы и по России когда ездим, тоже видим много интересного в городском управлении и стараемся этот банк лучших практик собирать и делиться им.

Большие города, такие как Москва, Шанхай, Лондон, Сингапур, конкурируют за человеческие ресурсы уже не внутри страны, а на мировом уровне.

Мы много уделяем внимания образованию своих сотрудников и совсем недавно обсуждали, что, может быть, совместно со «Сколково» будем увеличивать количество программ, в том числе и для женского лидерства.

Вы привели несколько примеров российских городов, в которых есть успешные проекты. А если взглянуть на международный опыт, где есть реальные истории успеха?

Я прежде всего хотела бы сказать про Москву. Это для нас пример и бенчмарк по изменению городской среды. Мы много работаем с московскими коллегами именно по созданию проектов, которые можно тиражировать в других городах. У них накоплен огромный опыт, которым они охотно делятся, и спасибо им за это.

Но вы правы, что мы смотрим не только на наши города. Например, еще до пандемии делегация ВЭБа была в Шанхае, посещали корпорацию развития Шанхая.

Большие города, такие как Москва, Шанхай, Лондон, Сингапур, конкурируют за человеческие ресурсы уже не внутри страны, а на мировом уровне.

Пандемия немного эту конкуренцию приостановила, но ясно, что мобильность людей в современном мире очень высока. И города должны предлагать наилучшие варианты жизни. Но мы и по России когда ездим, тоже видим много интересного в городском управлении и стараемся этот банк лучших практик собирать и делиться им.

«ESG будет влиять на конкурентоспособность всей российской экономики»

Интервью с Александром Ведяхиным, первым заместителем председателя правления Сбербанка

Что мешает креативным индустриям стать существенной частью российской экономики?

Мнения трех экспертов и участников рынка

«ESG для «Росатома» — это неотъемлемая часть бизнес-повестки»

Интервью с Полиной Лион, директором департамента по устойчивому развитию госкорпорации «Росатом»

Может, какие-то интересные примеры сразу в голову приходят?

Например, мне очень понравилось в Хабаровске. Многие нас спрашивают, как сделать творческий кластер. Всем городам хочется иметь свои «Красный Октябрь» или «Флакон», то есть симпатичное место, где размещены креативные индустрии и детские студии, где можно приятно провести время. Это довольно сложно в организации, потому что нужна льготная аренда, специальные продукты для малого бизнеса. Мы этим тоже занимаемся, смотрим, как поддержать креативную индустрию в городах. Такие кластеры — это то, что вдохновляет молодежь, побуждает ее оставаться в родном городе, а не искать другие возможности и не переезжать в более крупные города.

Мы стараемся поддерживать креативную индустрию в городах. Творческие кластеры вдохновляют молодежь и побуждают ее оставаться в родном городе.

Может, какие-то интересные примеры сразу в голову приходят?

Например, мне очень понравилось в Хабаровске. Многие нас спрашивают, как сделать творческий кластер. Всем городам хочется иметь свои «Красный Октябрь» или «Флакон», то есть симпатичное место, где размещены креативные индустрии и детские студии, где можно приятно провести время. Это довольно сложно в организации, потому что нужна льготная аренда, специальные продукты для малого бизнеса. Мы этим тоже занимаемся, смотрим, как поддержать креативную индустрию в городах. 

Такие кластеры — это то, что вдохновляет молодежь, побуждает ее оставаться в родном городе, а не искать другие возможности и не переезжать в более крупные города.

В Хабаровске мы увидели хороший пример, когда ребята различных творческих направлений объединились, сняли в аренду симпатичное историческое помещение. Тут тебе и детский кружок рисования, и выставки современного искусства, и модный салон, и уютное кафе. Они начинают совместно делать какие-то маленькие городские мероприятия у себя во дворике. Вот это очень важно. Мы хотим, чтобы то, что мы делаем и поддерживаем, становилось частью жизни горожан.

Например, мы недавно в Новокузнецке и Кемерове были партнерами в большом проекте по изменению транспортной схемы. Но одновременно помогли реализовать проект, который помогает жителям лучше узнать свой город. Сами жители составляли культурно-исторические маршруты, записывали аудиотреки со своими историями про город по маршруту. И теперь человек едет на автобусе и с помощью сканирования QR-кода может послушать эти подкасты, озвученные его земляками. Причем это истории не только городских знаменитостей, но и просто обычных жителей. Мы помогли в этом проекте методологически, дали немного денег, но что нам важно — это все дальше начало жить своей жизнью. Они уже на основе этого проекта устраивают конкурсы на лучшее знание города, хотят увеличивать количество историй. В Новокузнецке в нашем проекте принял участие Владимир Машков, который провел там детство. Теперь в автобусах остановки объявляет популярный и любимый артист.

Все это, может быть, не очень дорогие и масштабные проекты, но они дают людям возможность посмотреть на город под другим ракурсом. Гордиться им, гордиться собой в этом городе, найти какие-то новые возможности. И, конечно, это очень поддерживает творческую молодежь. Мы опираемся не на московские креативные агентства, а работаем с местными сообществами.

Классные примеры. И все-таки, что касается системной работы с двумя этими сообществами, с одной стороны — горожане, с другой — творцы и креативная индустрия. У вас в рамках этой активности ВЭБа есть какая-то системная работа по отбору проектов? Или это не ваша история?

Это все-таки больше про развитие малого и среднего бизнеса. Но эта тема теперь входит в периметр институтов развития, которые ВЭБ курирует, и мы совместно с ними работаем над этим. В частности, должны скоро презентовать малому бизнесу новый продукт, который разработали специально для креативных индустрий. Мы год над этим работали, на Российской креативной неделе встречались с представителями креативного бизнеса, чтобы понять, как именно этот продукт сформировать для того, чтобы он отвечал их запросам.

Для малых и средних предпринимателей в креативной индустрии будут специальные кредиты или какая-то форма партнерства?

Да, форма кредитования и партнерства. Я надеюсь, что получится продукт, который будет востребован, потому что запрос на это большой. Мы видим, что много активной молодежи, которая хочет развивать новые для своего города компетенции. И я надеюсь, что это поможет.

Мы хотим, чтобы то, что мы делаем и поддерживаем, становилось частью жизни горожан.

Классные примеры. И все-таки, что касается системной работы с двумя этими сообществами, с одной стороны — горожане, с другой — творцы и креативная индустрия. У вас в рамках этой активности ВЭБа есть какая-то системная работа по отбору проектов? Или это не ваша история?

Это все-таки больше про развитие малого и среднего бизнеса. Но эта тема теперь входит в периметр институтов развития, которые ВЭБ курирует, и мы совместно с ними работаем над этим.

В частности, должны скоро презентовать малому бизнесу новый продукт, который разработали специально для креативных индустрий.

Мы год над этим работали, на Российской креативной неделе встречались с представителями креативного бизнеса, чтобы понять, как именно этот продукт сформировать для того, чтобы он отвечал их запросам.

Для малых и средних предпринимателей в креативной индустрии будут специальные кредиты или какая-то форма партнерства?

Да, форма кредитования и партнерства. Я надеюсь, что получится продукт, который будет востребован, потому что запрос на это большой. Мы видим, что много активной молодежи, которая хочет развивать новые для своего города компетенции. И я надеюсь, что это поможет.

Наталья Тимакова

Заместитель председателя — член правления ВЭБ.РФ

Наталья родилась 12 апреля 1975 г. в Алма-Ате. Окончила философский факультет МГУ имени М.В. Ломоносова.

  • 1995–1999 гг. — корреспондент отдела политики газеты «Московский комсомолец и издательского дома «Коммерсант». В 1999 г. работала политическим обозревателем службы новостей ИА «Интерфакс».
  • 1999–2000 гг. — заместитель начальника Департамента правительственной информации Аппарата Правительства РФ.
  • 2000–2001 гг. — заместитель начальника Управления пресс-службы президента РФ.
  • 2001–2002 гг. — первый заместитель начальника Управления пресс-службы президента РФ.
  • 2002–2004 гг. — первый заместитель пресс-секретаря президента РФ – начальник Управления пресс-службы президента РФ.
  • 2004–2008 гг. — начальник Управления пресс-службы и информации президента РФ.
  • 2008–2012 гг. — пресс-секретарь президента РФ.
  • 2012–2018 гг. — пресс-секретарь председателя Правительства РФ — заместитель руководителя Аппарата Правительства РФ.
  • С октября 2018 г. — заместитель председателя — член правления ВЭБ.РФ.

Награждена орденом Александра Невского (2018), орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2012), орденом Дружбы (2009), имеет благодарности президента и Правительства РФ.









Подписаться на рассылку
Зарегистрируйтесь, если хотите получать наши материалы
Вам может быть интересно
«В мире нет опыта решения кризисных моментов такой сложности»
Михаил Орлов о мерах налоговой поддержки бизнеса в условиях внешних ограничений и перспективах разработки нового Налогового кодекса
«Развитие финансовой отрасли идет по следам e-commerce»
Старший вице-президент Сбербанка Наталья Алымова о трендах в инвестировании и стратегии развития блока «Управление благосостоянием»
Финансы
21 мин.
«Мы хотим сделать так, чтобы не было спроса на нелегальную древесину»
Глава Рослесхоза Иван Советников о планах по обелению отрасли с помощью цифровых технологий
Экология
21 мин.