Риски | Интервью
17 мин.
«Наша задача — сделать экологичную жизнь доступной»

ESG в ИКЕА

24.10.2021 Устойчивое развитие

Понтус Эрнтелл

Генеральный директор ИKEA в России

Понтус Эрнтелл

Компания ИКЕА — редкий пример, когда принципы ESG лежат в основе бизнеса, а не просто являются ориентиром для выстраивания процессов и соответствия регуляторным требованиям. Генеральный директор и директор по устойчивому развитию ИКЕА в России Понтус Эрнтелл рассказал Игорю Коротецкому, партнеру КПМГ, о тестировании цикличных бизнес-моделей, миллиардных инвестициях в альтернативную энергетику и пилотные проекты с электротранспортом.

Понтус, ИКЕА — одна из тех компаний, в которой тема ESG была на повестке еще до того, как это стало мейнстримом. Расскажите про вашу ESG-стратегию, какие направления в ней наиболее приоритетны?

Это так, потому что для ИКЕА экологическая и социальная ответственность — это не вопрос следования трендам. Мне кажется, это довольно очевидно для каждого, кто был в наших магазинах. Когда Ингвар Кампрад создавал компанию, он хотел, чтобы функциональные красивые вещи перестали быть привилегией ограниченного круга и стали более доступными. Сегодня люди ждут, что мы сделаем для них доступной и привлекательной экологичную повседневную жизнь. Это часть ДНК бренда, основа нашей бизнес-модели. Например, я являюсь не только генеральным директором ИКЕА в России, но и директором по устойчивому развитию (Chief Sustainability Officer, CSO). Так во всех странах, где работает ИКЕА. Настолько важно это направление в компании. Конечно, оно важно и для меня самого.

Я являюсь не только CEO ИКЕА в России, но и CSO. Так во всех странах. Настолько важно это направление.

Понтус, ИКЕА — одна из тех компаний, в которой тема ESG была на повестке еще до того, как это стало мейнстримом. Расскажите про вашу ESG-стратегию, какие направления в ней наиболее приоритетны?

Это так, потому что для ИКЕА экологическая и социальная ответственность — это не вопрос следования трендам. Мне кажется, это довольно очевидно для каждого, кто был в наших магазинах. Когда Ингвар Кампрад создавал компанию, он хотел, чтобы функциональные красивые вещи перестали быть привилегией ограниченного круга и стали более доступными.

Сегодня люди ждут, что мы сделаем для них доступной и привлекательной экологичную повседневную жизнь. Это часть ДНК бренда, основа нашей бизнес-модели.

Например, я являюсь не только генеральным директором ИКЕА в России, но и директором по устойчивому развитию (Chief Sustainability Officer, CSO). Так во всех странах, где работает ИКЕА. Настолько важно это направление в компании. Конечно, оно важно и для меня самого.

Я думаю, что ИКЕА уже находится на том уровне в вопросах устойчивого развития, который многие компании описывают как целевой к 2030 или 2040 гг. Наша стратегия «Да — людям и планете» появилась еще в 2012 году. Она сосредоточена на трех ключевых направлениях, которые не просто описывают правильные вещи, но еще и очень логичны для бизнеса ИКЕА. Первое затрагивает нас и клиентов: оно как раз про то, что мы делаем для достижения более здорового и экологически устойчивого образа жизни, какие решения и продукты предоставляем. Например, все, что продается в магазинах ИКЕА, разработано с учетом пяти критериев демократического дизайна: качество, форма, функциональность, низкая цена и экологичность.

Второе направление — это забота о климате и переход на цикличную экономику. Нам нужно извлекать максимум пользы из ограниченных ресурсов, это нативная для ИКЕА философия. Сейчас уровень переработки отходов по всей нашей сети в России составляет уже 77%.

Сейчас уровень переработки отходов по всей нашей сети в России составляет уже 77%.

Я думаю, что ИКЕА уже находится на том уровне в вопросах устойчивого развития, который многие компании описывают как целевой к 2030 или 2040 гг.

Наша стратегия «Да — людям и планете» появилась еще в 2012 году. Она сосредоточена на трех ключевых направлениях, которые не просто описывают правильные вещи, но еще и очень логичны для бизнеса ИКЕА.

Первое затрагивает нас и клиентов: оно как раз про то, что мы делаем для достижения более здорового и экологически устойчивого образа жизни, какие решения и продукты предоставляем. Например, все, что продается в магазинах ИКЕА, разработано с учетом пяти критериев демократического дизайна: качество, форма, функциональность, низкая цена и экологичность.

Второе направление — это забота о климате и переход на цикличную экономику. Нам нужно извлекать максимум пользы из ограниченных ресурсов, это нативная для ИКЕА философия. Сейчас уровень переработки отходов по всей нашей сети в России составляет уже 77%.

Мы воспринимаем все товары как будущее сырье и с самого начала обеспечиваем их пригодность для переработки, перепродажи или альтернативного использования.

Мы также озадачены проблемой снижения выбросов углекислого газа и нацелены на развитие альтернативной энергетики. И последний, но не менее важный вопрос — это формирование общества с равными правами и возможностями. Достойные условия труда, продвижение равенства и инклюзивного подхода, поддержка детей и семей — все это в фокусе нашего внимания.

Насколько я помню, существует значимая корреляция между уровнем доходов в разных странах и готовностью потребителей платить больше за продукт, предлагаемый экологически ответственным бизнесом. Как вы считаете, такая внятная позиция по вопросам ESG, как у ИКЕА, для ритейлера — это конкурентное преимущество?

Наши исследования показывают, что 90% россиян предпочитают взаимодействовать с брендами, которые в большей степени озадачены вопросами устойчивого развития. Скажем так, потребители не простят бизнесу неприемлемых решений в этих вопросах. И это, безусловно, правильно с их стороны.

Другое дело, что есть разница между «предпочитают» продукцию экологически ответственных брендов и «выбирают» именно такую продукцию. Тут вы совершенно правы. Однако мы наблюдаем стремительные изменения в обществе. 

Мы воспринимаем все товары как будущее сырье и с самого начала обеспечиваем их пригодность для переработки, перепродажи или альтернативного использования. Мы также озадачены проблемой снижения выбросов углекислого газа и нацелены на развитие альтернативной энергетики. И последний, но не менее важный вопрос — это формирование общества с равными правами и возможностями. Достойные условия труда, продвижение равенства и инклюзивного подхода, поддержка детей и семей — все это в фокусе нашего внимания.

Насколько я помню, существует значимая корреляция между уровнем доходов в разных странах и готовностью потребителей платить больше за продукт, предлагаемый экологически ответственным бизнесом. Как вы считаете, такая внятная позиция по вопросам ESG, как у ИКЕА, для ритейлера — это конкурентное преимущество?

Наши исследования показывают, что 90% россиян предпочитают взаимодействовать с брендами, которые в большей степени озадачены вопросами устойчивого развития. Скажем так, потребители не простят бизнесу неприемлемых решений в этих вопросах. И это, безусловно, правильно с их стороны.

Другое дело, что есть разница между «предпочитают» продукцию экологически ответственных брендов и «выбирают» именно такую продукцию. Тут вы совершенно правы. Однако мы наблюдаем стремительные изменения в обществе. 

Мы воспринимаем все товары как будущее сырье и с самого начала обеспечиваем их пригодность для альтернативного использования.

Хотя интерес к этой теме в России проявился несколько позже, чем в других странах, россияне сегодня уже задаются вопросом: «Что я могу сделать, чтобы изменить картину в будущем?». И мне кажется, что предприятия розничной торговли могут сыграть здесь важную роль, поскольку мы взаимодействуем с большим количеством людей и можем оказывать влияние, создавать правильную инфраструктуру, просвещать. Думаю, что наша задача также заключается в том, чтобы сделать экологичный образ жизни доступным. 

На рынке действительно есть мнение, что это привилегия для более обеспеченных клиентов, что, конечно, противоречит сути нашей стратегии: мы не делим потребителей на тех, кто может и не может себе позволить что-либо. Мы пытаемся изменить ситуацию и видим позитивное движение. Возьмем, например, светодиодные лампочки: сначала, когда много лет назад эта технология только появилась, цены были очень высокими. Однако сейчас это очень доступный для многих товар. Даже если цена их приобретения несколько выше, срок их службы дольше и потребление энергии намного ниже. Это лишь один из множества примеров.

Мы не можем жить дальше так, как жили до этого: нехватка глобальных ресурсов уже сказывается на бизнесе ИКЕА и многих других компаний.

На рынке действительно есть мнение, что это привилегия для более обеспеченных клиентов, что, конечно, противоречит сути нашей стратегии.

Мы не делим потребителей на тех, кто может и не может себе позволить что-либо. Мы пытаемся изменить ситуацию и видим позитивное движение.

Возьмем, например, светодиодные лампочки: сначала, когда много лет назад эта технология только появилась, цены были очень высокими. Однако сейчас это очень доступный для многих товар. Даже если цена их приобретения несколько выше, срок их службы дольше и потребление энергии намного ниже. Это лишь один из множества примеров.

Вы сказали, что розница могла бы играть фасилитирующую роль в популяризации экологичного образа жизни. Что нужно сделать, чтобы бизнес осознал эту свою миссию? Какие меры могу дать наибольший эффект: индустриальная кооперация, помощь государства, регулирование?

Cамое главное, на мой взгляд, — осознать, что у нас есть только одна планета, и ее ресурсы ограничены. Мы не можем жить дальше так, как жили до этого: нехватка глобальных ресурсов уже сказывается на бизнесе ИКЕА и многих других компаний. Не только розничных, но и в добывающем секторе, к примеру. Особенно в добывающем.

У каждого игрока есть множество возможностей для достижения более экологичного образа жизни, но, конечно, важно объединять усилия: и бизнеса, и потребителей, и государства. Возьмем, скажем, такую область, в которой мы наблюдаем всплеск интереса, — сортировку отходов. Мы сортируем не только привычные картон и пластик, но и фритюрный жир, лом бытовой техники, а в московских магазинах — еще и пищевые отходы. Сейчас в наших магазинах сортируют отходы на 16-20 фракций, в зависимости от города и инфраструктуры по переработке. Эта сфера очень быстро растет.

Все больше и больше людей готовы сортировать мусор, заниматься этим, но не знают, как это делать правильно. Во всех магазинах ИКЕА мы установили станции для сортировки отходов. У нас есть места для приема использованных аккумуляторов, лампочек, текстиля, а еще на территории торговых центров MEGA установлены пункты приема вторсырья от покупателей. Мы сделали свою часть работы, а обществу нужно сделать свою. Кстати, ПЭТ-бутылки, которые покупатели сортируют в московских магазинах, в результате становятся сырьем для более чем 400 товаров ИКЕА.

Все больше и больше людей готовы сортировать мусор, заниматься этим, но не знают, как это делать правильно.

Вы сказали, что розница могла бы играть фасилитирующую роль в популяризации экологичного образа жизни. Что нужно сделать, чтобы бизнес осознал эту свою миссию? Какие меры могу дать наибольший эффект: индустриальная кооперация, помощь государства, регулирование?

Cамое главное, на мой взгляд, — осознать, что у нас есть только одна планета, и ее ресурсы ограничены.

Мы не можем жить дальше так, как жили до этого: нехватка глобальных ресурсов уже сказывается на бизнесе ИКЕА и многих других компаний.

Не только розничных, но и в добывающем секторе, к примеру. Особенно в добывающем.

У каждого игрока есть множество возможностей для достижения более экологичного образа жизни, но, конечно, важно объединять усилия: и бизнеса, и потребителей, и государства. Возьмем, скажем, такую область, в которой мы наблюдаем всплеск интереса, — сортировку отходов. Мы сортируем не только привычные картон и пластик, но и фритюрный жир, лом бытовой техники, а в московских магазинах — еще и пищевые отходы. Сейчас в наших магазинах сортируют отходы на 16-20 фракций, в зависимости от города и инфраструктуры по переработке. Эта сфера очень быстро растет.

Все больше и больше людей готовы сортировать мусор, заниматься этим, но не знают, как это делать правильно.

Во всех магазинах ИКЕА мы установили станции для сортировки отходов. У нас есть места для приема использованных аккумуляторов, лампочек, текстиля, а еще на территории торговых центров MEGA установлены пункты приема вторсырья от покупателей. Мы сделали свою часть работы, а обществу нужно сделать свою. Кстати, ПЭТ-бутылки, которые покупатели сортируют в московских магазинах, в результате становятся сырьем для более чем 400 товаров ИКЕА.

Та же история с государством. Например, мы возлагаем большую ответственность на поставщиков. Но есть различные препятствия, которые усложняют жизнь. Одно из них — инфраструктура, связанная с отходами. Если вы хотите привести свое производство в большее соответствие с принципами циклической экономики, то, конечно же, вам необходимо будет наладить эффективный процесс управления отходами, сделать его замкнутым. И в этом вопросе государственные учреждения должны пойти навстречу и обеспечить бизнес этой правильной инфраструктурой. Возможно, потребуется определенный режим налогообложения, который будет поддерживать как потребителей, так и бизнес в этом начинании.

У нас также есть определенные сложности юридического характера. На данный момент нам удалось замкнуть циклы использования семи материалов (например, пластик, несколько видов картона, бумажные стаканчики, древесину и т.д.), и мы работаем над тем, чтобы увеличить этот показатель, однако на ряд товаров, которые мы хотели бы использовать повторно, распространяются определенные ограничения: они считаются опасными материалами. Например, древесно-стружечные плиты. Конечно, если бы государство устраняло такого рода барьеры, бизнесу было бы проще и самому меняться к лучшему, и способствовать позитивным переменам в обществе.

400

товаров ИКЕА

сделаны из переработанных ПЭТ-бутылок, которые сортируют в московских магазинах

Та же история с государством. Например, мы возлагаем большую ответственность на поставщиков. Но есть различные препятствия, которые усложняют жизнь. Одно из них — инфраструктура, связанная с отходами.

Если вы хотите привести свое производство в большее соответствие с принципами циклической экономики, то, конечно же, необходимо наладить эффективный процесс управления отходами, сделать его замкнутым.

И в этом вопросе государственные учреждения должны пойти навстречу и обеспечить бизнес этой правильной инфраструктурой. Возможно, потребуется определенный режим налогообложения, который будет поддерживать как потребителей, так и бизнес в этом начинании.

У нас также есть определенные сложности юридического характера. На данный момент нам удалось замкнуть циклы использования семи материалов (например, пластик, несколько видов картона, бумажные стаканчики, древесину и т.д.), и мы работаем над тем, чтобы увеличить этот показатель.

Но на ряд товаров, которые мы хотели бы использовать повторно, распространяются определенные ограничения: они считаются опасными материалами. Например, древесно-стружечные плиты.

Конечно, если бы государство устраняло такого рода барьеры, бизнесу было бы проще и самому меняться к лучшему, и способствовать позитивным переменам в обществе.

Вы считаете, что для того, чтобы добиться успехов в реализации повестки экологического, социального и корпоративного управления, нужно вводить дополнительные налоги?

Иного выбора у нас, в общем-то, нет. Я бы так сказал: вопрос не в том, должны ли мы менять ситуацию, а в том, как мы должны это делать. Думаю, что и потребители, и бизнес-сообщество готовы к этому. Другое дело, что нужна рабочая бизнес-модель, ведь цель бизнеса — получать прибыль. Это вопрос, который должен решаться в диалоге.

Давайте продолжим обсуждение вашей стратегии. Одна из ключевых программ в ней нацелена на ответственное лесопользование. Почему вы выбрали эту сферу, а не продукты из пластика или других материалов? Вы ведь тоже используете пластик и стекло, и эти материалы также можно перерабатывать.

Вы абсолютно правы. Однако дело в том, что дерево — один из основных сырьевых материалов компании ИКЕА. Это заложено в истории бренда. Мы являемся крупным игроком в области производства древесины. Только представьте, 1% всей древесины, заготовленной в мире, используется для производства продуктов ИКЕА. Поэтому, конечно, мы уделяем много внимания проектам по восстановлению деградированных земель и вырубленных лесов. Для ИКЕА ответственное лесопользование и продвижение принципов устойчивого управления лесными ресурсами критически важны и с точки зрения позиции ответственного бизнеса, и с точки зрения нашей экономики. В наших магазинах можно сдать деревянную мебель, которая затем будет переработана: из нее создадут древесную щепу, из которой произведут, например, кухонную мебель или гардероб ИКЕА. Но это не значит, что наши планы по переходу на циклическую модель ограничиваются лишь деревом. Мы также налаживаем переработку PET (полиэтилентерефталата) и картона, повторно используем пластиковую пленку. Еще одно направление — это текстиль, мы и его принимаем на переработку. ИКЕА также использует переработанный полиэстер. Это можно ощутить, потрогав подушки, которые мы производим.

1

%

всей древесины, заготовленной в мире, 

используется для производства товаров ИКЕА

Давайте продолжим обсуждение вашей стратегии. Одна из ключевых программ в ней нацелена на ответственное лесопользование. Почему вы выбрали эту сферу, а не продукты из пластика или других материалов? Вы ведь тоже используете пластик и стекло, и эти материалы также можно перерабатывать.

Вы абсолютно правы. Однако дело в том, что дерево — один из основных сырьевых материалов компании ИКЕА. Это заложено в истории бренда. Мы являемся крупным игроком в области производства древесины.

Только представьте, 1% всей древесины, заготовленной в мире, используется для производства продуктов ИКЕА.

Поэтому, конечно, мы уделяем много внимания проектам по восстановлению деградированных земель и вырубленных лесов. Для ИКЕА ответственное лесопользование и продвижение принципов устойчивого управления лесными ресурсами критически важны и с точки зрения позиции ответственного бизнеса, и с точки зрения нашей экономики. В наших магазинах можно сдать деревянную мебель, которая затем будет переработана: из нее создадут древесную щепу, из которой произведут, например, кухонную мебель или гардероб ИКЕА. Но это не значит, что наши планы по переходу на циклическую модель ограничиваются лишь деревом. Мы также налаживаем переработку PET (полиэтилентерефталата) и картона, повторно используем пластиковую пленку. Еще одно направление — это текстиль, мы и его принимаем на переработку. ИКЕА также использует переработанный полиэстер. Это можно ощутить, потрогав подушки, которые мы производим.

Конечно, у нас пока нет полностью цикличной системы, но мы последовательно двигаемся к тому, чтобы превращать любые отходы в ресурсы. Знаете, ведь еще недавно одноразовые бумажные стаканчики считались неперерабатываемыми в России. Но мы нашли в Москве партнера, который предложил нам и технологию переработки, и проект замкнутого цикла. И сегодня бумажные стаканчики — это сырье для производства держателей для стаканов, которые предлагаются посетителям бистро и ресторана ИКЕА.

Конечно, у нас пока нет полностью цикличной системы, но мы последовательно двигаемся к тому, чтобы превращать любые отходы в ресурсы.

Знаете, ведь еще недавно одноразовые бумажные стаканчики считались неперерабатываемыми в России. Но мы нашли в Москве партнера, который предложил нам и технологию переработки, и проект замкнутого цикла. И сегодня бумажные стаканчики — это сырье для производства держателей для стаканов, которые предлагаются посетителям бистро и ресторана ИКЕА.

Здорово! Я знаю, что у вас также есть планы относительно перехода или полного перехода группы Ingka на возобновляемые источники энергии к 2025 году. А что насчет России? Учитывая сегодняшнюю структуру энергопотребления в России, это кажется серьезным вызовом.

В основном стратегия и видение будущего у ИКЕА одинаковы во всех странах. С 2009 года Ingka инвестировала уже более €2,5 млрд в возобновляемые источники энергии во всем мире. В 14 странах группа владеет и управляет 547 ветряными турбинами, двумя парками солнечных батарей и 935 000 солнечных панелей на крышах магазинов и складов IKEA. В апреле этого года Ingka инвестировала 21 млрд рублей в акции 8 солнечных парков в России. Они находятся в Астраханской и Волгоградской областях и Башкирии. Благодаря этим инвестициям, электроэнергия во все 17 магазинов ИКЕА сегодня поступает из возобновляемых источников.

Другой важный для нас проект — переход с обычных автомобилей, которые доставляют наши товары покупателям, на электротранспорт. Думаю, что мы первые в России протестировали это решение: 3 электромобиля начали доставлять товары ИКЕА покупателям в Москве и Санкт-Петербурге, благодаря этому нам удалось сократить выбросы углекислого газа в атмосферу на 5 тонн. Для понимания — столько углекислоты потребляет за год полгектара соснового леса.

2.5

млрд евро

инвестиции Ingka в ВИЭ по миру

Здорово! Я знаю, что у вас также есть планы относительно перехода или полного перехода группы Ingka на возобновляемые источники энергии к 2025 году. А что насчет России? Учитывая сегодняшнюю структуру энергопотребления в России, это кажется серьезным вызовом.

В основном стратегия и видение будущего у ИКЕА одинаковы во всех странах. С 2009 года Ingka инвестировала уже более €2,5 млрд в возобновляемые источники энергии во всем мире. В 14 странах группа владеет и управляет 547 ветряными турбинами, двумя парками солнечных батарей и 935 000 солнечных панелей на крышах магазинов и складов IKEA.

В апреле этого года Ingka инвестировала 21 млрд рублей в акции 8 солнечных парков в России. Они находятся в Астраханской и Волгоградской областях и Башкирии.

Благодаря этим инвестициям, электроэнергия во все 17 магазинов ИКЕА сегодня поступает из возобновляемых источников.

Другой важный для нас проект — переход с обычных автомобилей, которые доставляют наши товары покупателям, на электротранспорт. Думаю, что мы первые в России протестировали это решение: 3 электромобиля начали доставлять товары ИКЕА покупателям в Москве и Санкт-Петербурге, благодаря этому нам удалось сократить выбросы углекислого газа в атмосферу на 5 тонн. Для понимания — столько углекислоты потребляет за год полгектара соснового леса.

Планируете ли вы распространить практику использования электромобилей на другие регионы? Хотите ли вы заменить все транспортные средства на низкоуглеродные?

Думаю, что короткий ответ — да. Тем не менее, как я уже сказал, сейчас мы находимся в некой испытательной фазе этой технологии. 

21

млрд рублей

инвестиции Ingka в солнечные парки в России

Планируете ли вы распространить практику использования электромобилей на другие регионы? Хотите ли вы заменить все транспортные средства на низкоуглеродные?

Думаю, что короткий ответ — да. Тем не менее, как я уже сказал, сейчас мы находимся в некой испытательной фазе этой технологии. 

Мы хотели бы перейти на электрический транспорт как можно скорее, но чего здесь, конечно, не хватает, так это хорошей инфраструктуры — например, станций для зарядки. Это сдерживает развитие рынка.

Но мы уже построили собственные зарядные станции у наших магазинов по всей стране. Эти станции доступны и клиентам. Если использовать электромобили для доставки товаров на небольшие расстояния, то пока ваша «домашняя база» оборудована такими зарядками, вы не так сильно зависите от общегородской инфраструктуры. Вторая проблема, которая нам мешает, — это то, что в России невероятно сложно достать электрические автомобили и грузовики. Их очень мало на рынке, но у нас есть те модели, которые существуют на сегодняшний день. Мы стараемся и поддерживаем тесный диалог с производителем, чтобы найти правильных партнеров на будущее.

Но мы уже построили собственные зарядные станции у наших магазинов по всей стране. Эти станции доступны и клиентам. Если использовать электромобили для доставки товаров на небольшие расстояния, то пока ваша «домашняя база» оборудована такими зарядками, вы не так сильно зависите от общегородской инфраструктуры.

Вторая проблема, которая нам мешает, — это то, что в России невероятно сложно достать электрические автомобили и грузовики.

Их очень мало на рынке, но у нас есть те модели, которые существуют на сегодняшний день. Мы стараемся и поддерживаем тесный диалог с производителем, чтобы найти правильных партнеров на будущее.

Давайте обсудим экономику совместного потребления. Это одна из моделей циклической экономики. В то же время вполне вероятно, что она может погубить ваш бизнес. Что вы думаете по этому поводу? Проблема это для вас? Поддерживаете ли вы эту идею?

Думаю, что мы до конца не решили этот вопрос, но я уверен, что за этим будущее, и мы, я, безусловно, приветствуем это явление. Мы стараемся уходить от линейного мышления, согласно которому наша компания что-то производит, затем отправляет и продает покупателю, предмет остается у него, и на этом все заканчивается. Мы ведь можем играть разные роли в этом процессе. Конечно, придется немного изменить ту бизнес-модель, которая существует сегодня, но некоторые шаги мы предпринимаем уже сейчас: например, предоставляем услуги обратного выкупа определенных типов продуктов, чтобы использовать их в тех циклах, которые мы наладили. Еще один пилот, которым мы тестируем новые цикличные бизнес-модели, — первый магазин подержанной мебели ИКЕА, который появился в 2020 году в шведском Эскильстуне. Там мебель очищается, чинится и вновь продается за небольшую цену.

В 2020 году в Швеции появился первый магазин подержанных товаров ИКЕА. Там мебель очищается, чинится и вновь продается за небольшую цену.

Давайте обсудим экономику совместного потребления. Это одна из моделей циклической экономики. В то же время вполне вероятно, что она может погубить ваш бизнес. Что вы думаете по этому поводу? Проблема это для вас? Поддерживаете ли вы эту идею?

Думаю, что мы до конца не решили этот вопрос, но я уверен, что за этим будущее, и мы, я, безусловно, приветствуем это явление. Мы стараемся уходить от линейного мышления, согласно которому наша компания что-то производит, затем отправляет и продает покупателю, предмет остается у него, и на этом все заканчивается. Мы ведь можем играть разные роли в этом процессе. Конечно, придется немного изменить ту бизнес-модель, которая существует сегодня, но некоторые шаги мы предпринимаем уже сейчас: например, предоставляем услуги обратного выкупа определенных типов продуктов, чтобы использовать их в тех циклах, которые мы наладили.

Еще один пилот, которым мы тестируем новые цикличные бизнес-модели, — первый магазин подержанной мебели ИКЕА, который появился в 2020 году в шведском Эскильстуне.

Там мебель очищается, чинится и вновь продается за небольшую цену.

«Если не инвестировать в ESG сегодня, разбираться с последствиями будет намного дороже»

Интервью с Давидом Манзини, CEO PepsiCo в России и СНГ

Безуглеродная диета: как российский бизнес готовится к введению трансграничного углеродного регулирования

Обзор KPMG Mustread о том, чем грозят компаниям новые правила

«Офис – это физическое воплощение фразы "Приходите к нам работать, у нас круто"»

Интервью с Павлом Христолюбовым, операционным директором группы «Тинькофф»

Отталкиваясь от вашего действительно впечатляющего опыта, можете ли вы дать какие-то практические рекомендации российским компаниям, которые только задумываются о серьезном внедрении принципов ESG в свои процессы?

Моя точка зрения такова: во-первых, эта тема будет одной из самых важных в будущем. Если компании несерьезно подходят к решению этого вопроса, то я сомневаюсь, что они в принципе будут существовать завтра.

Действительно, легко составить план внедрения экологически ответственных мер к 2030 или 2040 гг., с энтузиазмом говорить обо всех этих замечательных вещах, которые произойдут в будущем. Однако мне кажется, что для того, чтобы отличаться от конкурентов, формировать доверие между обществом и потребителями и просто поступать правильно, нужно начать действовать. Это самая главная практическая рекомендация — начать практиковать.

Отталкиваясь от вашего действительно впечатляющего опыта, можете ли вы дать какие-то практические рекомендации российским компаниям, которые только задумываются о серьезном внедрении принципов ESG в свои процессы?

Моя точка зрения такова: во-первых, эта тема будет одной из самых важных в будущем. Если компании несерьезно подходят к решению этого вопроса, то я сомневаюсь, что они в принципе будут существовать завтра.

Действительно, легко составить план внедрения экологически ответственных мер к 2030 или 2040 гг., с энтузиазмом говорить обо всех этих замечательных вещах, которые произойдут в будущем. Однако мне кажется, что для того, чтобы отличаться от конкурентов, формировать доверие между обществом и потребителями и просто поступать правильно, нужно начать действовать. Это самая главная практическая рекомендация — начать практиковать.

Начало этого пути не должно быть очень затратным. Важны небольшие шаги. Решение вопросов экологического, социального и корпоративного управления не обязательно требует значительных инвестиций. Это такое же заблуждение, как и то, что экологически чистые продукты более дорогие. Нужно задать себе вопрос: «Как использовать ресурсы более рационально?». Как правило, такой подход приводит к улучшению соотношения прибыли и убытков. Например, рассмотрим вопрос отходов: это не проблема, решение которой стоит денег; отходы — это ресурс, который может приносить хотя бы небольшой доход. Скорее всего, компания будет находиться между точкой безубыточности и небольшим плюсом. Однако бывает и такое, что мы просто не можем рассчитать все наперед, и нам приходится идти навстречу неизвестности. Не во всех случаях мы можем рассчитать рентабельность инвестиций и получить результат, превышающий 10%. Но, если мы знаем, как поступить правильно, то я предпочитаю сделать шаг вперед, а разбираться потом.

Решение вопросов экологического, социального и корпоративного управления не обязательно требует значительных инвестиций. Это заблуждение.

Начало этого пути не должно быть очень затратным. Важны небольшие шаги.

Решение вопросов экологического, социального и корпоративного управления не обязательно требует значительных инвестиций. Это такое же заблуждение, как и то, что экологически чистые продукты более дорогие.

Нужно задать себе вопрос: «Как использовать ресурсы более рационально?». Как правило, такой подход приводит к улучшению соотношения прибыли и убытков. Например, рассмотрим вопрос отходов: это не проблема, решение которой стоит денег; отходы — это ресурс, который может приносить хотя бы небольшой доход. Скорее всего, компания будет находиться между точкой безубыточности и небольшим плюсом. Однако бывает и такое, что мы просто не можем рассчитать все наперед, и нам приходится идти навстречу неизвестности. Не во всех случаях мы можем рассчитать рентабельность инвестиций и получить результат, превышающий 10%.

Но, если мы знаем, как поступить правильно, то я предпочитаю сделать шаг вперед, а разбираться потом.

Вы сказали, что инициативы в области экологического, социального и корпоративного управления не подразумевают больших инвестиций. Однако электромобили, которые вы упомянули ранее, сегодня все еще гораздо дороже в использовании, чем традиционные автомобили.

Я имел в виду, что переход к более экологически ответственному бизнесу не обязательно должен сопровождаться большими инвестициями. Конечно, существуют и области, где вам придется значительно вкладываться в будущее. Поэтому я просто хотел бы призвать не начинать с больших проектов; есть и небольшие инициативы, с которых можно начать.

Конечно, закупочные цены на электромобили выше, чем на обычные фургоны. Однако, как правило, вы будете нести меньше эксплуатационных расходов, стоимость обслуживания будет ниже и т.д. Думаю, что нужно смотреть на экономику в целом, на стоимость с учетом срока службы.

Ну и я возвращаюсь к тому, что необходимо начинать действовать; предпринимать шаги в небольшом масштабе с точки зрения как потребителя, так и бизнеса. Я считаю, что лучше отправиться в это путешествие сознательно и в управляемом режиме, ведь избежать его мы в любом случае не сможем.

Вы сказали, что инициативы в области экологического, социального и корпоративного управления не подразумевают больших инвестиций. Однако электромобили, которые вы упомянули ранее, сегодня все еще гораздо дороже в использовании, чем традиционные автомобили.

Я имел в виду, что переход к более экологически ответственному бизнесу не обязательно должен сопровождаться большими инвестициями. Конечно, существуют и области, где вам придется значительно вкладываться в будущее.

Поэтому я просто хотел бы призвать не начинать с больших проектов; есть и небольшие инициативы, с которых можно начать.

Конечно, закупочные цены на электромобили выше, чем на обычные фургоны. Однако, как правило, вы будете нести меньше эксплуатационных расходов, стоимость обслуживания будет ниже и т.д. Думаю, что нужно смотреть на экономику в целом, на стоимость с учетом срока службы.

Ну и я возвращаюсь к тому, что необходимо начинать действовать; предпринимать шаги в небольшом масштабе с точки зрения как потребителя, так и бизнеса. Я считаю, что лучше отправиться в это путешествие сознательно и в управляемом режиме, ведь избежать его мы в любом случае не сможем.

Понтус Эрнтелл

Генеральный директор ИКЕА в России

В 2001 году Понтус Эрнтелл окончил Университет Готенбурга (Швеция), а в 2012 году получил степень магистра в Лондонской школе бизнеса.

Сразу после окончания университета в 2001 году начал свою карьеру в ИКЕА в Швеции на позиции специалиста по планированию поставок. После этого занимал целый ряд руководящих позиций, в том числе финансового контролера в департаменте по сотрудничеству с предприятиями-производителями, руководителя отдела контроля и планирования финансовой и операционной деятельности ИКЕА в России, работал заместителем руководителя розничной сети ИКЕА в Италии.

1 января 2018 года Понтус возглавил бизнес ИКЕА в России.







Подписаться на рассылку
Зарегистрируйтесь, если хотите получать наши материалы
  • Эксперт: Понтус Эрнтелл

поделиться:

Вам может быть интересно
«Следующие 10–20 лет будут эрой растительного мяса»
Сергей Иванов о трендах в потреблении и производстве продуктов питания, а также о ESG-повестке в пищевой промышленности
«ESG будет влиять на конкурентоспособность всей российской экономики»
Александр Ведяхин о роли Сбербанка в достижении системных изменений на уровне страны
«Через 5 лет вообще не останется облигаций, которые не учитывают параметры ESG»
Павел Грачев о роли ESG-повестки в компании «Полюс», влиянии изменения климата на горнорудную отрасль и введении ТУР