Налоги и право | Статьи
5 мин.
Вирус закрывает офшоры: что теперь делать российским бизнесменам?

Вирус закрывает офшоры: что теперь делать российским бизнесменам?

27.04.2020 Международное налогооблoжение

Пандемия и продиктованные ей решения российских властей могут положить конец использованию иностранных компаний с российскими корнями. Что делать владельцам таких компаний и какие у них могут быть альтернативы?

Владельцам зарубежных компаний не привыкать к ужесточению антиофшорного законодательства, пусть это и сказывается на эффективности принадлежащих им структур. Этот процесс продолжается последние 5-7 лет, за которые в России успели появиться правила контролируемых иностранных компаний (КИК) и концепция фактического получателя дохода. За рубежом все больше стран присоединяются к инициативам в рамках мер по предотвращению размывания налоговой базы и перевода прибыли (BEPS).

В ЕС в рамках антиуклонительных директив были введены правила КИК, «налог на выход», ограничения на вычет процентных расходов. Также вводится обязательное раскрытие информации о трансграничных сделках с элементами налогового планирования. В классических офшорах, включая популярные у российских бизнесменов БВО, Кайманы, Сейшелы, ОАЭ, введены обязательные требования о создании локального уровня экономического присутствия (так называемый сабстанс).

Александр Токарев

Директор департамента налогового и юридического консультирования КПМГ в России и СНГ

Однако пандемия и, по странному совпадению, продиктованные ей решения российских властей могут стать заключительным аккордом в использовании иностранных компаний с российскими корнями.

Во-первых, закрытие границ ограничило возможности российских предпринимателей по управлению налоговым резидентством и снизили мобильность бизнеса с точки зрения поддержания достаточного уровня присутствия за рубежом. Это ставит под сомнение перспективы использования иностранных компаний, которые могут быть признаны контролируемыми у новоявленных российских налоговых резидентов, и доход бизнесмена от их деятельности будет облагаться НДФЛ в РФ (13%).

Во-вторых, иностранная компания может быть признана российским налоговым резидентом, если в ходе налоговой проверки будет доказано ее управление из РФ (опять же вспоминаем «застрявших» бизнесменов) — и вся ее прибыль будет подлежать налогообложению в России. В последнее время ФНС все чаще пытается доказать, что фактически иностранная компания управляется из России — и не всегда безуспешно.

В-третьих, инициатива президента РФ по введению 15%-го налога на дивиденды и проценты, выплачиваемые в страны-транзитеры российских денег в офшоры, рискует поставить крест на существовании зарубежных структур и свести к нулю их налоговую эффективность. Первый удар по популярным у россиян юрисдикциям, таким как Кипр (несмотря на его сопротивление), Люксембург и Мальта уже нанесен. Можно ожидать, что в ближайшем будущем Россия предложит пересмотреть ставки по соглашению об избежании двойного налогообложения (СИДН) и с другими странами, например, Нидерландами, Сингапуром и Швейцарией.

Учитывая эти риски, актуальным становится вопрос: что делать с иностранными компаниями и какие им могут быть альтернативы? Ответов может быть несколько, но любая стратегия потребует адаптации к конкретным обстоятельствам и времени на внедрение, которого остается критически мало.

Ликвидация иностранных компаний

Безусловно, это наиболее радикальная мера. При этом время безналоговой ликвидации в рамках амнистии капитала уже прошло, поэтому владельцам компаний необходимо взвешивать возможные налоговые последствия ликвидации, если при этом будут распределяться активы в пользу российских собственников. При правильном структурировании ликвидация все еще может быть реализована с минимальными налоговыми последствиями или без них — например, за счет снижения рыночной стоимости активов на фоне неблагоприятной экономической конъюнктуры. Также ликвидация может стать эффективным способом увеличения «налоговой» стоимости активов, передаваемых в пользу российской компании в рамках ликвидации.

Применение сквозного подхода

Его суть проста: российский бенефициар заявляет себя как фактического получателя дохода (ФПД), и к выплатам за рубеж применяется ставка НДФЛ (13%). Риск оспаривания статуса ФПД российскими налоговиками в таком случае значительно снижается. Это стало спасением для многих бизнесменов и в определенных случаях позволило снизить налоговую нагрузку. Сквозной подход хорошо работает в отношении дивидендов при прозрачной структуре владения с российским налоговым резидентом наверху.

В ситуации с цепочкой иностранных компаний в структуре платежей без российских налоговых резидентов этот подход применяться практически не может. Минфин настаивает на соблюдении требования СИДН о прямом владении или вкладе в уставный капитал со стороны иностранной компании-получателя дохода, но в отношении косвенного акционера эти требования, как правило, не соблюдаются.

Перенос налогового резидентства в РФ

Это популярный в вариант реструктуризации, который позволяет снизить налоговые риски в РФ. В то же время на иностранную компанию, ставшую российским налоговым резидентом, продолжает распространяться зарубежное право, что обеспечивает дополнительную юридическую защиту бизнесу. Перенос резидентства, как правило, применяется в рамках совместных предприятий, где использование английского права является распространенным условием. Его налоговые преимущества — отсутствие риска по ФПД и налоговому резидентству, а также возможности использования домашнего режима налогообложения дивидендов в отношении резидентов РФ (0% или 13%), а также норм СИДН со страной резидентства зарубежного партнера без применения «сквозного подхода».

Перевод в специальный административный район

Редомициляция в расположенные в Калининграде и Владивостоке специальные административные районы (САР) предполагает смену налогового резидентства и юридической регистрации компании. Перевод имеет свои преимущества (например, освобождение от налогообложения доходов от реализации акций иностранных компаний, запрет на проведение проверок в отношении прошлых периодов), но требует соблюдения ряда условий, в том числе инвестирования в экономику РФ не менее 50 млн рублей. Кроме того, перевод в САР инициируется в иностранной юрисдикции, поэтому необходимо соблюсти все налоговые и иные формальности за рубежом.

Создание сабстанса за рубежом

С 2015 года многие российские группы начали создавать полноценные офисы в низконалоговых странах, переводили туда сотрудников и функции. Это не требует изменения налогового или юридического статуса компании, но приводит к дополнительным затратам на содержание офиса, фонд оплаты труда. Поэтому необходимо сопоставлять налоговую экономию, которая достигается за счет реального уровня присутствия (сабстанса) за рубежом с расходами на его создание. При этом юрисдикция резидентства иностранной компании может попасть в «черный список» Минфина, то есть в список тех стран, СИДН с которыми будет пересмотрен.

Переезд в юрисдикцию, в которой можно создать сабстанс

Помимо возврата активов в РФ, можно перенести налоговое резидентства в ту страну, где у компании есть возможность создать экономическое присутствие. Для этого важно убедиться в том, что выбранная для этого юрисдикция и законодательство страны регистрации компании позволяют это сделать. При этом необходимо учитывать наличие «налога на выход» в юрисдикции, которую компания покидает, размер которого может быть значительным.

После введения жестких требований о сабстансе в офшорах некоторые компании «переехали» на Кипр или в Люксембург, но новый виток борьбы с выводом капитала за рубеж сужает бизнесу пространство для маневра. Создание сабстанса в транзитных юрисдикциях лишится экономического смысла, если в их отношении перестанет применяться льготная ставки по СИДН. С другой стороны, действующее соглашение необходимо, если компания планирует получать только пассивные доходы (дивиденды, проценты, роялти) с применением льгот по СИДН, но не так важно с точки зрения, например, торговых компаний.

Сложно прогнозировать, как долго продлятся ограничения международной мобильности, связанные с пандемией коронавируса, и насколько может затянуться процесс пересмотра СИДН между Россией и наиболее популярными транзитными странами. Однако уже сейчас ясно, что резкое ужесточение политики государства по отношению к популярным у российского бизнеса зарубежным юрисдикциям практически сразу после окончания третьей волны деофшоризации говорит о том, что те иностранные компании, которые не успели или не захотели принять правила игры хорошего полицейского, будут вынуждены сыграть с плохим. В этой игре нет права на ошибку.

Статья изначально была написана для журнала Forbes и опубликована по ссылке

Александр Токарев

Директор департамента налогового и юридического консультирования КПМГ в России и СНГ

Александр работает в КПМГ более 15 лет и обладает значительным опытом консультирования по вопросам налогообложения. В число клиентов, с которыми он работает, входят как российские, так и зарубежные компании, осуществляющие деятельность в различных отраслях экономики. Опыт работы Александра включает:

  • оценку налоговых рисков с учетом нового «деофшоризационного» законодательства в рамках налоговых проверок/аудитов российских и иностранных холдингов;
  • диагностику холдинговых, финансовых, лицензионных и прочих структур с точки зрения рисков в свете «деофшоризационного» законодательства, а также предложение рекомендаций по минимизации данных рисков;
  • разработку холдинговых, финансовых, торговых и лицензионных структур с учетом последних тенденций российского и международного законодательства;
  • налоговое структурирование сделок и инвестиционных проектов, включая структурирование совместных предприятий;
  • консультации по различным вопросам российского и международного налогообложения.

Александр принимает активное участие в подготовке внутренних и внешних публикаций КПМГ для клиентов, в частности, в отношении последних мер по «деофшоризации», глобальных инициатив Группы 20/ОЭСР в области BEPS и пр. Также Александр от лица КПМГ принимает участие во внутренних и внешних конференциях, освещая вопросы, связанные с международным налоговым планированием.




Подписаться на рассылку
Зарегистрируйтесь, если хотите получать наши материалы
  • Автор: Александр Токарев

поделиться:

1

Комментарии

Загрузка комментариев...
Вам может быть интересно
«У нас есть все основания надеяться, что мы выйдем из этого кризиса сильно впереди основных участников банковского рынка»
Сергей Монин, предправления Райффайзенбанка, об удаленной работе, новых точках роста и перспективах банковского сектора
10 мин.
Финансы
«Карантин закончится, а кризис останется с нами надолго»
Ольга Наумова, CEO Lorus SCM и заместитель гендиректора «Соллерс», о трансформации, которая ожидает нас в ближайшие годы
Каким будет мир после коронавируса?
Гуриев, Хьюз, Гощанский, Репик, Шехтерман, Надоршин — мы собрали мнения экспертов из разных отраслей