Налоги и право | Статьи
6 мин.
Шесть вопросов к законодателю

Шесть вопросов к законодателю

03.10.2019 Налоговая политика

Налоговые вопросы — один из ключевых факторов, которые принимают в расчет при планировании любой предпринимательской активности. Ниже мы комментриуем наиболее острые вопросы на повестке у бизнеса в 2019/2020 гг. и делимся планами законодателя по их доработке. 

1. Налог на имущество организаций

C прошлого года движимое имущество организаций освободили от налогообложения. И вдруг выяснилось, что четкого понимания, что такое недвижимость, нет. Вот есть, например, здание — это недвижимость. Есть кондиционер — это движимое имущество. А если прикрутить кондиционер болтами к зданию, он станет недвижимостью? Кажется, нелепый вопрос, но оказалось, что правоприменители, то есть налоговая служба, трактуют это в каждом случае по-разному.


В некоторых инспекциях даже оптоволоконные линии посчитали недвижимостью, потому что они вставляются в трубы, которые закопаны в землю.


Понятно, что в ФНС опасаются каких-то налоговых схем, однако новое правило действует уже год, а свидельств тому, что налогоплательщики злоупотребляют новыми нормами, нет. Здесь без налаживания системной работы, настройки работы правоприменителей, налоговых органов и судов мы не избежим постоянных споров. К счастью, у ФНС есть воля эту проблему решить, разработать единый с налогоплательщиками подход.

2. Кадастровая стоимость недвижимости

Еще один важный вопрос, который должен решить законодатель, — это проблема перехода на налогообложение недвижимого имущества по кадастровой стоимости. Как вы знаете, недвижимое имущество может оцениваться либо по балансовой стоимости, которая формируется на основе бухгалтерского учета самой компании, либо по кадастровой стоимости, которая определяется по результатам массовой оценки, проведенной внешним оценщиком. Понятно, что налогообложение по кадастровой стоимости более справедливое. В перспективе мы должны перевести все налогообложение имущества на кадастровую стоимость, как уже происходит с налогообложением недвижимого имущества физических лиц.

Здесь опасность в том, что переход будет резким. Пару месяцев назад в принятом законе 325-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса РФ» появились строки, которые в одночасье перевели все объекты недвижимости на налогообложение по кадастровой стоимости без какой-либо подготовительной фазы. Это напугало не только бизнес, это напугало и правительство. Сейчас правительство совместно с депутатами исправили ошибку, оперативно внеся изменения в НК РФ. Но проблема все равно остается. Нужен публичный план перехода на кадастровую стоимость. Нужно, чтобы всем было понятно: какое имущество будет переведено на кадастр, какие сроки перевода, как будут корректироваться ставки по налогу и так далее. Тогда не будет поводов для паники. Но похоже, что правительство к этому не готово.

3. Деофшоризация

Требуется доработка так называемого деофшоризационного законодательства, которое было принято в 2012 году. Оно уже начинает работать, применяться, формируется практика в судах. И с учетом этой практики нужно корректировать законодательство: точнее определить, что такое фактический получатель дохода, определить, что такое контролируемая иностранная компания (КИК), доработать «сквозной подход» налогообложения и так далеее. Крупный бизнес ставит эти вопросы уже 2–3 года подряд. Такие предложения уже подготовлены, осталось облечь их в форму законодательной инициативы, обсудить с ФНС и Минфином.

4. Налогообложение холдингов

Требуется разработка особого порядка налогообложения холдинговых структур. Эту тему поднял Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). Холдинговые структуры очень специфические в плане того, что помимо бизнеса они еще занимаются управленческими функциями. Операции, которые проходят внутри холдинга, отличаются от тех операций, которые происходят на рынке, потому что одна компания управляет другими, внутри холдинга перетекают финансовые ресурсы, трудовые ресурсы, товарные остатки. К ним глупо применять те же самые правила налогообложения, что и к независимым компаниям. У нас вопросы адекватного налогообложения холдингов пока не решены.

5. Налоговый мониторинг

Налоговый мониторинг — это фактически отслеживание отчетности компании в реальном времени. Сегодня мониторинг — это нечто вроде элитарного клуба, к нему подключены 42 компании, с каждой из которых ФНС индивидуально ведет диалог. На будущий 2020 год число участников мониторинга достигнет 95 компаний. Пока система работает неплохо: и налоговые органы, и налогоплательщики наладили весьма конструктивный диалог в сфере налогового контроля.

Очевидно, что система будет расширяться. Заместитель главы ФНС Даниил Егоров на Петербургском экономическом форуме заявил о готовности обслуживать 2000 компаний, но это означает, что правовое регулирование налогового мониторинга тоже должно совершенствоваться. Пока, к сожалению, остается загадкой то, каким образом будет меняться регулирование — законопроекта еще нет. Я очень надеюсь, что за 2020 год законодательство о налоговом мониторинге поменяется в лучшую сторону.

6. Определение налогового резидента

В области налогообложения физических лиц сейчас самая большая проблема - это определение налогового резидента — физического лица. Правительство планирует сократить со 183 до 90 дней срок нахождения в России физического лица для того, чтобы идентифицировать его в качестве налогового резидента. Это в общем понятная мера, хотя она потребует, безусловно, перенастройки системы налогообложения для многих физических лиц и их компаний. Но есть и второй момент — планируется ввести понятие «центр жизненных интересов», в качестве еще одного критерия отнесения физического лица к резидентам России. Даже если человек находится в стране менее 90 дней, он будет считаться налоговым резидентом, если центр его жизненных интересов находится в России. Но каковы будут критерии?

Разные страны по-разному решают этот вопрос. У бизнеса есть обеспокоенность, будет ли, скажем, знание русского языка рассматриваться в качестве признака того, что у физического лица центр жизненных интересов находится в России.


В Британии определение «центра жизненных интересов» включает, среди прочего, наличие могил предков на территории страны.


Каковы будут правовые последствия? Физическое лицо, как только его признают российским резидентом, должно будет платить в России налог со своего дохода по всему миру. Например, наши звезды НХЛ, которые живут в Канаде и США, не смогут после этого сказать, что они получают свой доход за рубежом и поэтому не должны уплачивать налог в России.

Но есть и другая проблема. Если физическое лицо в одночасье становится налоговым резидентом России, то все его зарубежные компании должны будут платить налоги в России, в той части, в которой они принадлежат этому физическому лицу. Это, конечно, беспокоит бизнесменов. Поэтому очень важно четко определить переходный период, на мой взгляд, он должен быть не менее года. Потому что узнать в ноябре 2020 года, что с 2021 года становишься налоговым резидентом России — это создаст проблемы для многих, не только для олигархов. К сожалению, мы пока не знаем, как будет развиваться это направление реформы налогового законодательства, и можем только гадать.








Подписаться на рассылку
Зарегистрируйтесь, если хотите получать наши материалы

поделиться:

Комментарии

Загрузка комментариев...
Вам может быть интересно
Углеродный гамбит
Какую цену заплатит бизнес за климатические амбиции Евросоюза
9 мин.
Экология
Выйти на связь: как государство регулирует телеком?
Читайте о самых громких инициативах, которые тревожат бизнес, в нашем обзоре
M&A-Радар: интерактивный обзор рынка слияний и поглощений
Позволяет анализировать данные о сделках M&A в различных разрезах
M&A