Налоги и право | Статьи
9 мин.
2
Мимо цели: что не так с российской налоговой политикой?

Мимо цели: что не так с российской налоговой политикой?

28.11.2019 Налоговая политика

Основной проблемой отечественной налоговой системы является ее частая изменчивость и непредсказуемость. Бизнесу очень трудно планировать свою деятельность, если даже за несколько месяцев до наступления нового финансового года никто не может с уверенностью сказать, какие налоги и в каком порядке они будут платить. Повысить стабильность и предсказуемость налоговой системы может только внятная, стратегически обусловленная и последовательная налоговая политика государства.

Налоговая политика в любой стране мира существует для того, чтобы экономические субъекты на ее территории четко понимали существующие «правила игры» и имели возможность долгосрочно планировать свою деятельность, исходя из понимания того, как эти правила будут меняться в будущем. Как любая политика государства, она должна иметь свои стратегические цели и задачи, которые должны воплощаться в конкретные предложения по изменению законодательства и настройке правоприменительной практики. Давайте попробуем разобраться, какова же стратегическая цель российской налоговой политики, и соответствуют ли ей те практические шаги, которые государство предпринимает в налоговой сфере?

К сожалению, сегодня очень трудно найти какие-либо документы, в которых российское государство заявляло бы о своих приоритетах в налоговой сфере. Стратегическое направление налоговой политике задал президент России Владимир Путин, который три года назад, обращаясь к Федеральному Собранию, сказал, что налоговая система должна быть направлена на повышение бизнес-активности.

Мы должны так ориентировать нашу налоговую систему, чтобы она работала на главную цель: на стимулирование деловой активности, на рост экономики и инвестиций, создавала конкурентные условия для развития наших предприятий. Нужно упорядочить существующие фискальные льготы, сделать их более адресными, отказаться от неэффективных инструментов.

Владимир Путин

Послание Федеральному Собранию, 1 декабря 2016 года

Изложить российскому обществу налоговую политику государства призван достаточно объемный программный документ, который называется «Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики». Эта программа готовится каждый год в Министерстве финансов РФ, обсуждается в правительстве и в Федеральном Собрании. Впоследствии этот документ должен быть положен в основу всех дальнейших законодательных изменений в налоговой сфере.

Впервые такой документ появился в 2003 году по инициативе занимавшего в те годы пост министра экономики Германа Грефа. Министерство экономики и торговли РФ в то время справедливо полагало, что планировать экономическую реформу в стране без внятной программы реформирования налоговой системы просто невозможно. Председатель правительства РФ Михаил Касьянов поддержал это начинание и поручил подготовить такую программу налоговой реформы Министерству финансов, Министерству экономического развития и торговли РФ и Министерству РФ по налогам и сборам. На мой взгляд, «первый выпуск» «Основных направлений» был очень информативным и интересным. Он не только декларировал необходимость конкретных изменений в налоговом законодательстве, но и пояснял, на решение какой стратегической задачи в экономике страны направлено то или иное изменение. С тех пор за 16 лет этот документ неоднократно менял свой формат. Сегодня «Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2020 год и плановый период 2021 и 2022 годов» представляют собой объемный документ, который весьма интересно читать, вот только задача стратегического планирования изменений в налоговой сфере, на мой взгляд, в этом документе не решена.

В современной редакции «Основных направлений» 2019 года сформулированы три ключевые цели бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики: 1) вхождение России в число пяти крупнейших экономик мира; 2) обеспечение устойчивого роста экономики темпами выше среднемировых; 3) создание высокопроизводительного экспортно-ориентированного сектора. Перечислены и стратегические задачи: повышение качества инвестиций в основной капитал и увеличение их объема до 25% ВВП, рост уровня занятости и повышение производительности труда, повышение конкурентоспособности российских товаров и предприятий, рост вовлеченности в глобальную торговлю. Великие цели достойные великой страны!

Однако дальше, когда мы смотрим конкретные меры, которые государство планирует предпринять для достижения вышеупомянутых целей и решения задач, обескураживает их мелкий масштаб. Например, мы видим следующие задачи в налоговой сфере: «Уточнить правила учета некоммерческих организаций», «Ввести ответственность для резидентов территорий опережающего развития за невыполнение инвестиционных проектов», «Уточнить порядок создания резервов на оплату отпусков в организации» и так далее. Очевидно, что эти меры направлены на решение каких-то частных, сиюминутных, как правило, чисто технических задач, но они точно не решат проблему попадания России в «клуб» стран крупнейших экономик мира или повышения конкурентоспособности отечественных производителей.


Может ли налогоплательщик на основании такого программного документа делать какие-то долгосрочные стратегические прогнозы? Очевидно, что нет, и в этом основная проблема нашей налоговой системы: не в количестве налогов, не в налоговых ставках, а в том, что мы живем в условиях непредсказуемости.


И, несмотря на то, что президент и премьер неоднократно заявляли о необходимости создания стабильной налоговой среды, эта задача не решена, а главное, никто в правительстве, похоже, и не планирует ее решать.

Ярким примером непредсказуемости налоговой системы несмотря на неоднократные заявления руководства правительства и Минфина является ситуация с неизменностью налоговой нагрузки на бизнес. Так, например, вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов, выступая на Парламентских слушаниях 10 октября 2016 года, заявил: «Налоговая нагрузка не будет меняться на ближайшие три года». Через 10 дней (20.10.2016 года) правительство РФ вносит законопроект 11708-7, в котором предлагает ограничить размер убытка, который можно учесть для налога на прибыль, увеличивает ставку пеней в 2 раза и «передает» льготу по налогу на движимое имущество и имущество, расположенное на российской части дна Каспийского моря, на региональный уровень. Законопроект был принят в таком виде (401-ФЗ).

А через полтора года повышается ставка НДС. «Мы не будем повышать налоговую нагрузку, однозначно», — заявляет Силуанов на съезде «Единой России» 8 декабря 2018 года, и менее чем через год правительство инициирует законопроект №720839-7, в котором предлагает запретить учет убытков при реорганизации организаций, вводит предельный срок на возврат налога налогоплательщику и предлагает продлить мораторий на учет убытков в полном объеме еще на 4 года. Хорошо, что в конечном итоге по решению депутатов эти предложения не вошли в итоговый текст принятого закона 325-ФЗ. Почему-то предлагаемые меры правительство отказывается признавать повышением налоговой нагрузки. А что же тогда следует понимать под термином «неизменность налоговой нагрузки»? Ведь даже если посмотреть на официальную статистику по сбору налогов, то мы видим, как увеличивается объем средств, изымаемых их экономики в виде налогов.

По своему опыту могу сказать: отсутствие четкой налоговой политики приводит к тому, что даже внутри отдельного федерального органа власти зачастую нет единой позиции по множеству важных вопросов. В итоге в правительственные законопроекты попадают порой довольно странные предложения. Законодательный фильтр на уровне Госдумы тоже работает плохо: когда депутатам кладут на стол законопроект на 117 страниц (законопроект №720839-7), а за два дня до рассмотрения проекта на Комитете правительство вносит дополнительные поправки объемом еще на 180 страницах, то задача по всестороннему обсуждению и внесению конструктивных изменений становится крайне сложной.


Это не просто проблема непоследовательности налоговой политики как процесса принятия решений. Такая непредсказуемость ведет к тому, что России трудно получать долгосрочные инвестиционные проекты, а бизнесу планировать свою работу в нашей стране.


Даже когда мы создаем преференционный режим для инвестора — специальный инвестиционный контракт (СПИК), территории опережающего развития (ТОР), Свободный порт Владивосток и другие — фискальные службы видят в нем прежде всего инструмент потенциального уклонения от налогов. В итоге преференции просто «на всякий случай» обставляются таким количеством ограничений и «заборов», что воспользоваться ими инвестору становится фактически невозможно. Тогда выдумывают новый режим, тут же снова обставляют его «заборами» — и так до бесконечности.

Кроме того, наши налоговые органы любят «понятные» для себя бизнесы — когда есть традиционные активы, которые можно увидеть, потрогать: заводы, здания, оборудование. Другие же страны стремятся привлечь в качестве резидентов особых экономических зон прежде всего поставщиков услуг, а не промышленные производства. Очевидно ведь, что структура экономики меняется, поэтому мировые тренды сейчас состоят в том, чтобы повышать косвенное налогообложение, но снижать налог на прибыль, налоги на фонд оплаты труда, чтобы стимулировать развитие новой экономики, притянуть к себе именно технологичные компании, которые основную прибавочную стоимость создают за счет мозгов, а не железа. Страховые взносы и в Грузии, и в Казахстане уже ниже, чем в России. Но это уже вопрос не просто наполняемости бюджета налогами, но и вопрос, какую экономику в нашей стране мы хотим видеть через 5–10 лет.

Михаил Орлов

Руководитель Департамента налогового и юридического консультирования
КПМГ в России и СНГ

Михаил является Председателем экспертного совета комитета Государственной Думы по бюджету и налогам и Общественным омбудсменом по налогам при Уполномоченном по защите прав предпринимателей при президенте РФ, занимается законопроектной деятельностью. До начала работы в КПМГ Михаил участвовал в проектах по реформированию системы российского экономического законодательства, занимал должность руководителя Департамента налоговой политики Министерства экономического развития и торговли РФ, был партнером в известном адвокатском бюро по вопросам разрешения налоговых споров и консультирования по вопросам налогообложения. В 2015 году получил благодарственную грамоту от президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина за заслуги в государственном строительстве, развитии бюджетного и налогового законодательства, а также его активную общественно-политическую деятельность. В 2018 году получил благодарственное письмо от президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина за активное участие в работе по обеспечению защиты прав и законных интересов предпринимателей. Юридический опыт работы Михаила составляет 23 года и включает в себя, среди прочего: оказание услуг по досудебному урегулированию споров с налоговыми органами, представление интересов клиентов в арбитражных судах и судах общей юрисдикции, а также консультирование по различным вопросам налогообложения.










Подписаться на рассылку
Зарегистрируйтесь, если хотите получать наши материалы
  • Эксперт: Михаил Орлов

Эксперт ответит на ваш вопрос в течение 3 дней, на указанный вами e-mail.

поделиться:

1

Комментарии

Загрузка комментариев...
Вам может быть интересно
Уроки эпидемии: как компаниям стать эффективнее в будущем?
Текущая ситуция поможет оптимизировать управление персоналом и отношения с поставщиками и клиентами
Коронавирус: какие правовые последствия несет пандемия для бизнеса?
Юрист Алексей Абрамов поясняет, в каком случае можно без последствий отказаться от контрактных обязательств
Как сохранить контроль над производством при эпидемии?
Алексей Нестеренко предлагает план для обеспечения устойчивости управления